Drakkarum

Когда титулы и золото бессильны

19-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Первые дни месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Окрестности деревни Зелёные холмы.

Ночь проходит без неожиданностей.

Без долгих разговоров отряд выдвигается в путь вскоре после завтрака. Небо по-прежнему ясное, мороз постепенно спадает, но пар всё ещё идёт изо рта путников, идущих по снегу и пересечённой местности.

Высоко в небе они замечают пару грифонов, видимо сытых, потому что они не нападают.

В какой-то момент ближе к полудню Арек начинает чувствовать едва уловимую дрожь земли. Через несколько мгновений и все остальные понимают, что произошло землетрясение! В эту же секунду волшебный боевой цеп предупреждает героев об опасности своим звоном.

С ближайшего крупного холма на обоз сходит снежная лавина! Арек и Аэрон успевают подпрыгнуть и ухватиться за ветки близко расположенных деревьев, но все остальные оказываются засыпаны несколькими метрами снега.

В придачу, на отряд нападают крупные людоеды, оживлённые тёмной магией. Похоже, силы Риллона растут. Ареку удаётся использовать силу своего божественного покровителя, чтобы отпугнуть большинство зомби-людоедов. Это даёт время Шэну и Соулафейну высвободиться из-под снега. Соулафейн вступает в бой с новыми врагами, а Шэн принимается ловко выкапывать застигнутых врасплох копейщиков.

В какой-то момент Арек улавливает едва различимый грозный шёпот – это Риллон взывает к своим слугам, чтобы сбросить с них чары Арека. Эльфу удаётся наложить встречное заклинание, и лишь двое массивных врагов присоединяются к бою.

В разгар сражения Соулафейн в ярости бросается на одного из оживлённых людоедов. К удивлению всех присутствующих, глаза эльфа-варвара вспыхивают красным пламенем, он разбегается и прыгает с обоими тесаками наголо на одного из врагов, оставляя в воздухе огненный след. Столкнувшись с мёртвой плотью врага, тесаки Соуалфейна вспыхивают алым пламенем и наносят огромный урон.

Нескольких зомби удаётся упокоить лишь после невероятного количества ударов по ним – движимые тёмной магией, они цепляются за подобие жизни изо всех сил.

К счастью, героям удаётся уничтожить всех врагов и откопать из-под снега всех спутников прежде, чем те задохнутся.

Отряд замечает на горизонте струйки дыма, идущего из жилищ. К вечеру герои приближаются к деревне и видят: на трёх пологих холмах стоит небольшая деревня – домов двадцать, не больше. Она окружена редким забором из наклонённых наружу кольев. Кое-где на этих кольях видны человекоподобные скелеты. В центре деревенской площади возвышается виселица. От частого использования она немного согнулась.

При приближении обоза местные жители спешно прячутся по домам, запирают двери и окна. Ворота закрыты, над ними на деревянной платформе несут вахту два стражника с пошарпанными арбалетами в одежде из простых шкур.

Кунмин пытается завести разговор, но допускает огромную ошибку – ссылается на власть барона, говорит о торговых связях и прочем.

Аэрон предупреждал новых друзей о том, что эта деревня была основана дезертирами в конце Кадаганской войны и не поддерживает никаких связей с внешним миром.
Слова Кунмина приводят стражников в гнев, но тут Соулафейн, рассердившись, быстро подходит к воротам и сильно ударяет в них ногой, требуя позвать главного. Поступок варвара производит впечатление. Через некоторое время ворота отворяются.

В них стоит высокий и крепко сложенный мужчина лет пятидесяти с густой и короткой чёрной бородой и пронзительными карими глазами. Густые чёрные брови придают лицу зловещее выражение. Он носит одежду из волчьего меха, трость с тяжелым металлическим набалдашником и кнут на поясе.

Незнакомец почему-то говорит сквозь зубы. Он представляется Капитаном. Тут Кунмин, не понимающий, почему его слова не возымели действия, вновь повторяет свою тираду про барона, рыцаря, налоги и торговлю. Хитрый каллиграф, надеется, что их немалые запасы звонких монет откроют дорогу к сердцам местных жителей.

Упоминание барона, налогов и бесполезных здесь монет приводит Капитана в ярость. Он с отвращением сплёвывает под ноги героев и велит им убираться и поцеловать барона, рыцаря и всех, кого они упоминают, в дупло. Он бросает фразу, что если чужаки не принесли настоящих ценностей – шкур, железного оружия, ножей и тому подобного, то им нечего предложить селянам.

Переговоры провалены, назвавшийся Капитаном разворачивается и уходит. Ворота запираются. Героям велят убираться, пока по ним не начали стрелять. Для убедительности один арбалетный болт вонзается в снег перед ногами Соулафейна.

Впервые потерпев поражение и наслушавшись неприкрытых грубостей, герои удаляются на порядочное расстояние, где разбивают лагерь.

С одной стороны, они добрались до нужного места, опередив график на два дня. С другой – план был расквартировать копейщиков и Миртл в деревне, а самим двигаться в горы на поиски храма.

Кунмин всё ещё надеется, что с местными можно наладить контакт. Он принимается репетировать пламенную речь перед удивлённым мулом. Животное покорно дожидается окончания репетиции и получает в награду морковку.
Чуть позже Соулафейн приближается к воротам деревни и бросает одному из стражников свой арбалет и колчан, но тот лишь качает головой и советует варвару уходить.

Сидя у костра, герои активно обсуждают, что пошло не так, и строят планы на следующее утро.

До них вновь долетает рассеянный и преломлённый горами отголосок звенящего гонга…

Comments

Brongard

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.