Drakkarum

Ремораз против Соулозавра
17-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Первые дни месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Холмы и степи к западу от Вильгельмовых холмов.

Немного придя в себя после визита призраков, Кунмин вновь соглашается вести отряд. Теперь, когда небо ясное, и погода благоволит путникам, он понимает, что вполне способен ориентироваться в заснеженных холмах не хуже родных степей.

Кунмину удаётся понять, куда их завёл Соулафейн, и вывести обоз на более прямой путь. Процессия постепенно навёрстывает потерянное время.

В какой-то момент задняя ось нагруженной телеги жалобно скрипит и трескается. Марко – младший сын строителя – с разрешения героев пробует устранить поломку. Спустя два часа, ему это удаётся. Героям следует соблюдать осторожность – дополнительный груз может привести к ещё более серьёзной поломке.

В первой половине дня Кунмин замечает недалеко от выбранного им пути примечательный холм с могильными плитами, каменными крестами и памятниками. Предупреждая отряд о возможной опасности, он старается провести обоз как можно дальше от этого места, но понимает, что для этого телегу нужно будет везти по опасной местности, где высок риск сломать колесо, ось или ноги волов.

Кунмин, Соулафейн и Арек решают приблизиться к холму и убедиться в его безопасности, инструктируя остальных, чтобы они двигались по ранее выбранному пути.

Вскоре в сторону героев с холма выдвигается процессия из восьми странных псов серого цвета. Когда они приближаются, Кунмин замечает, что один из псов прошёл прямо сквозь заснеженный пень старого дерева.

К удивлению героев, псы говорят человеческим голосом и строго спрашивают с чужаков кто они такие и зачем приблизились к могильному холму. Кунмин источает всю вежливость, на которую только способен. Он убеждает сторожевых духов, что герои и в мыслях не держат никакого вреда старым могилам, а наоборот хотят пройти подобру-поздорову по своим делам.

Духи чувствуют добрые намерения большинства героев и позволяют им пройти дальше, но предупреждают, что совсем недавно здесь пролетало «зло». И это зло оставило за собой след из нежити – поднимало старые кости и тела, покоящиеся без должного погребения среди этих холмов и деревьев.

Во второй половине дня обоз встречается с нежитью – восемь вурдалаков выползают из-под земли прямо рядом с героями. К счастью, наши герои значительно сильнее этой нечисти. Арек достаёт свой амулет Кразлиса и отпугивает нескольких вурдалаков священной магией. С остальными быстро разбираются, но один из вурдалаков успевает своими длинными когтями разодрать горло Боно. Сын рыбака падает в окровавленный снег. Шляпа, с которой он никогда не расстаётся, падает рядом. Арек успевает исцелить молодого стражника до того, как жизненная сила покинет тело. Боно в шоке, но безмерно благодарен эльфу.

Поздним вечером, когда отряд уже встал лагерем, Арек и Соулафейн стоят в дозоре. Эльфийский глаз Арека подмечает, что что-то движется к ним под снегом! В то же мгновение на его поясе начинает звенеть волшебный цеп. Шэн и Кунмин просыпаются против своей воли, понимая, что их разбудила магия волшебного оружия.

Из-под слоя снега рядом с героями, разбрасывая куски замёрзшей земли, в облаке пара вырывается гигантское синее чудище – ремораз – раскалённый червь-многоножка! Соулафейн принимает удар на себя.

Шэн быстро прибегает на место событий и спрашивает у Арека, какая обстановка и какие планы. Арек советует: «Бежим!», но сам остаётся на месте. Шэн, у которого не было времени как следует оценить обстановку, прислушивается к жрецу и отбегает на приличное расстояние, прежде, чем понял, что тот пошутил.

Чудище едва не откусывает половину эльфа-варвара. Зажав Соулафейна в пасти, оно собирается проглотить первую порцию ужина, но у Арека другие планы на этот вечер. Он превращает Соулафейна в гигантского ящера, которого отряд однажды видел у незамерзающего озера.

Ремораз, челюсти которого едва не треснули от неожиданности и огромного веса Соулафейна-ящера, бросается на нового противника с удвоенной яростью. Шэн тоже бросается в бой. Он наносит серию безупречно точных ударов, но, к собственному удивлению оказывается сильно обожжен нестерпимым жаром, исходящим от чудовища. В следующий миг ремораз кусает Шэна огромной пастью.

Кунмин, понимая, что с таким огромным противником нужно сражаться не стрелами, берёт из повозки ближайший мешочек соли и бросается на помощь Шэну. Подпрыгнув и ухватившись за зубы ремораза, Кунмин касается Шэна и направляет в него целительную силу природы. Убедившись, что Шэн жив, Кунмин забрасывает в глотку ремораза пакет с солью.

Обгорев, но спасши друга, Кунмин отходит подальше и надеется увидеть муки чудовища, съевшего пуд соли. Шэн обратным кувырком через голову выбирается из пасти ремораза, падает в приятно холодный снег и тоже отходит подальше.

В это время Соулафейн наслаждается своей новой огромной физической формой. Он кусает и царапает ремораза.

Соль, к сожалению, не доставила чудищу тех неудобств, на которые рассчитывал Кунмин. Раскалённая соль трещит и дымится в пасти ремораза, но не попадает в глотку.

Напряженный бой заканчивается победой. Клубы пара сменяются шипением раскалённой крови остывающего чудища. Когда туша остывает ещё немного, Соулафейн наспех вскрывает её и извлекает четыре жаровые железы.

Отряд решает не задерживаться, а потому не сдирает крепкую чешую с поверженного чудовища.

Старушка Миртл очень рада горшочку с жаровыми железами – она греется об него в пути.

View
Разлучённые вьюгой
16-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Последний день месяца мороза. 307 год Третьей эпохи. К северо-востоку от Златницы.

Соулафейн, как обычно дежуривший ночью, замечает гигантскую летучую мышь, летевшую в стороне от лагеря, но заметившую огни и сделавшую круг над их стоянкой, после чего улетевшую в слегка ином направлении.

Проснувшись утром, Соулафейн, Арек и Кунмин видят, как Шэн занят тренировкой копейщиков. Разминка и упражнения на развитие внимания в бою заинтересовали не всех стражников, но их сержант Редар с большой охотой повторяет движения Шэна, а потому даже те, кому эта идея не очень понравилась, послушно участвуют в тренировке.

Кунмин, обеспокоенный вчерашним визитом призрака, настаивает на том, чтобы его друзья надели сплетённые из лука амулеты и вывернули одежду наизнанку. Сам он так и сделал. Соулафейн без вопросов надевает луковое ожерелье. Арек, едва сдерживая смех, принимает ожерелье, но кладёт его себе в карман – лишь бы отделаться от странноватого кочевника-каллиграфа.

Погода совершенно не благоволит путникам: густой снегопад застилает обзор, а сильный ветер норовит задуть холодный воздух под меховые плащи. Кунмин уступает роль проводника Соулафейну, чьи эльфийские глаза видят чуть лучше.

Соулафейн честно пытается хотя бы примерно понять, куда им следует двигаться и в итоге решает: туда! Обоз с трудом движется по глубокому снегу, протискиваясь между крутыми холмами, взбираясь на опасные склоны. Несколько раз телегу приходится толкать и втягивать на очередной холм. Во время одной такой операции по затаскиванию обоза на очередную возвышенность, из снежной пелены к обозу приближается банда гоблинов, но, увидев насаженные на колья головы гидры и гигантов, в страхе бежит обратно.

Некоторое время спустя, Соулафейн замечает в стороне от их пути какие-то статуи и идёт посмотреть. Оказывается, что это памятник эльфийской работы, изображающий отца и дочь: высокий мужчина лет сорока с обветренным морщинистым лицом – немного вытянутым и овальным с глубоко посаженными глазами, чуть полноватой нижней губой и тонкой, едва видной верхней. Невысокой стройной девушке рядом с ним на вид лет шестнадцать, она одета в зимний плащ с капюшоном. Длинные волосы заплетены в косу, что подчёркивает овал её лица. Она держит в руке охотничий лук из оленьих рогов. На небольшой табличке под статуями что-то написано. Соулафейн, не умеющий читать даже на родном языке, подзывает друзей. Те видят небольшой фрагмент текста, повествующий о трогательной истории отца и дочери – Ралдира и Кассандры, – потерявших друг друга из виду после страшной вьюги в 107-м году Третьей эпохи (двести лет назад) и пытавшихся найти друг друга до самого конца – пока не замёрзли насмерть. Эльфы, чуткие к таким историям, установили им этот красивый памятник, желая увековечить такую преданность и самоотверженность.

Путешествие продолжается. Перед тем, как остановиться на обеденный отдых, герои замечают в снегу старого выбившегося из сил и умирающего орка. Странно: при нём нет практически никаких мало-мальски полезных вещей. Вдобавок, никто не говорит на орочьем языке. Старый орк жестами просит воды. Соулафейн даёт орку напиться и относит его в телегу. Тот сначала из последних сил сопротивляется, думая, что его решили убить, но понимая, что его спасают, успокаивается и засыпает в телеге под присмотром Шэна. Арек хочет подождать до следующего утра, когда он сможет отдохнуть и вспомнить слова молитвы, что дарует ему возможность временно понимать язык орка. Соулафейн замечает на шее орка знакомую татуировку – Насаженный на копьё кабан на фоне высокой чёрной башни.

Соулафейн, понимающий, что, скорее всего, они сбились с пути, пытается найти в снежной пелене хоть какие-то ориентиры, но вместо этого проводит обоз мимо логова снежных йети, а заодно и двух снежных минотавров (видимо, чудовища готовились напасть на йети, но изменили свои планы, увидев более вкусную добычу).

Редар, Альберт и копейщики уверенно отвлекают на себя одного из минотавров, не позволяя им зажать обоз с двух сторон. В это время Кунмин, Арек, Шэн и Соулафейн сражаются с йети. К счастью, леденящий взгляд снежных существ не парализовал никого из героев. Довольно умело и без существенных ранений наши искатели приключений разделываются с чудовищами. Рядом торжественно восклицают стражники, победившие «своего» минотавра.

В этот момент перед героями с неба спускается слегка запыхавшаяся гигантская летучая мышь и превращается в Риллона – проклятого принца, которого герои ненароком освободили из многовекового заточения.

Объявивший себя законным правителем Эладора, принц Риллон в сверкающей волшебной короне, похожей на загнутые внутрь когти, в чёрной мантии, с длинным мечом и пылающими фиолетовым огнём глазами, приветствует героев.

Он бегло благодарит их за своё вызволение, но напоминает, что они-то поддержали не его, а его младшего брата, а потому их должна постигнуть смертная казнь, как изменников и предателей. Риллон, хоть и уставший и всё ещё не набравший полную силу после пробуждения в гробнице, решает, что сейчас подходящий момент, чтобы разделаться со смутьянами. Он произносит заклинание на зловещем языке, и всё вокруг начинает содрогаться и разлетаться в стороны. К счастью, герои смогли пережить этот натиск чёрного колдовства, хотя Шэну и досталось больше всех.

Риллон произносит ещё несколько пафосно-угрожающих фраз, но его прерывают несколько выпущенных в грудь стрел. Это дело рук Кунмина, который между делом замечает, что «он тут ни при чём, он-то как раз за законного короля». В это время Соулафейн, ещё не остывший после битвы с минотавром и йети, изо всех сил бежит к колдуну и хочет на бегу смачно плюнуть в него, но захлёбывается собственным энтузиазмом.

В пылу сражения Соулафейну удаётся вонзить волшебные клинки в тело Риллона и оставить на щеке проклятого принца заметный разрез. Эльф успел заметить, что края раны сочатся тёмно-фиолетовой кровью, а спустя всего несколько мгновений рана начинает постепенно затягиваться.

Арек же лечит Шэна и тоже вступает в бой. Ему удаётся развеять волшебную защиту принца. Риллону быстро дают понять, что он недооценил героев. Получив ощутимые повреждения, он превращается в призрачный туман, а вскоре вновь оборачивается летучей мышью и поспешно улетает. Кунмин метко выпускает ещё несколько стрел. Когда последняя из них попадает в крылатое существо, оно испускает громкий гневный писк и исчезает, взорвавшись облаком фиолетового дыма…

После ещё одного утомительного отрезка пути по сильно пересечённой местности, отряд готовится встать лагерем для отдыха, но вдруг становится мишенью для двух голодных грифонов. Крик грифонов пробудил ещё двух йети, дремавших в своём логове совсем рядом с обозом. За плотной и густой пеленой снега и ветра даже самый меткий глаз не увидит этих существ, отлично умеющих сливаться со снежным окружением.

Грифонов удаётся быстро отогнать. Соулафейн и Кунмин сильно ранили одного из них. Летающим хищникам не удалось утащить волов, а двуногая добыча оказалась слишком опасной. Волы, испуганные новой угрозой, едва не потащили повозку прочь, но совместных усилий стражников и Альберта оказалось достаточно, чтобы этого не допустить.

Тем временем Шэн, Арек, Редар и подбежавший Соулафейн расправляются с парой незваных йети и добавляют их головы к трофеям.

Обоз наконец-то встаёт на привал. Днём из-за такого обилия событий, сильного ветра и метели никто не успел толком поговорить и обсудить все странности. Изрядно уставшие копейщики быстро ложатся спать (кроме часовых, разумеется).

Чтобы облегчить участь стражников, Соулафейн и Арек, которым, как и всем эльфам, меньше других нужен сон, тоже несут вахту этой ночью. Ветер стихает, небо проясняется, но мороз становится ещё сильнее. Примерно в полночь Арек замечает, что к лагерю движется фигура в плаще и капюшоне. Она держит в руках двух освежеванных зайцев и охотничий лук из оленьих рогов.

Арек знакомится с незваной гостьей. Её зовут Кэсси, и она ищет своего отца, который слишком легко одет и наверняка скоро замёрзнет насмерть в такой мороз. Она рассказывает, что они потеряли друг друга пару дней назад, когда налетела страшная вьюга. Кэсси очень переживает, ведь если её отец не поест, то наверняка погибнет.

Арек приглашает её обогреться у костра, а сам будит остальных друзей. Кунмин заявляет, что это призрак, поспешно удаляется в свою палатку, посыпав перед входом соли и покидав в неё железных гвоздей. Шэн, которого разбудили посреди ночи, сонно прислоняется спиной к повозке и наблюдает за происходящим.

Арек беседует с Кэсси. Та рассказывает о том, как они с отцом шли к тёте в Зелёные холмы. Арек предлагает ей сварить кроликов. Кэсси соглашается, выливает в котёл ведро воды и бросает туда кроликов, размеренно помешивая воду деревянной ложкой. Арек тем временем осторожно пытается выяснить, не связывает ли её с отцом какой-нибудь важный предмет, где она сама укрывалась от бури и прочие вещи. В ходе беседы он сообщает ей, что они видели Ралдира и напоили его горячим супом. Эта новость обрадовала Кэсси. Она собирается засветло немедленно продолжить поиски отца и выясняет, где они в последний раз его видели. Она также рассказывает про гигантский череп, в котором оборудовано простецкое укрытие – от него два дня пути до Зелёных холмов. Герои могут там укрыться от непогоды, если захотят.

Райли – один из стражников – мускулистый, высокий и красивый молодой человек с голубыми глазами и ровными зубами, вернувшись в это время со своей вахты, пытается произвести впечатление на симпатичную девушку, но та, почти не замечая его, продолжает методично помешивать своё варево. Вода всё никак не закипает. В ходе разговора девушка начала то и дело повторяться, словно забывая то, что сказала несколько минут назад. Незаметно для эльфов (которых нельзя усыпить чарами), все вокруг засыпают волшебным сном.

Соулафейн вспоминает, что однажды старый Каирн – один из мудрейших членов клана – убедил призрака охотника, которого растерзал зверь, покинуть этот мир, объяснив бедолаге, что тот мёртв.

Эльфы, посоветовавшись, решают убедить Кэсси, что она – призрак. К их удивлению, им довольно быстро удаётся это сделать. С их помощью Кэсси замечает, что она не оставляет следов. Когда Кэсси смиряется с мыслью о том, что она мертва, появляется призрак Ралдира с чашкой дымящегося супа. Он спокоен и улыбается. Он объясняет дочери, что теперь они нашли друг друга, а значит им больше не нужно скитаться в этом мире, пора уйти на покой. Кэсси любяще обнимает отца, оба призрака медленно развеиваются на слабом ветру.

Соулафейн слышит странный шёпот – незнакомый женский голос благодарит его за то, что ему и его друзьям удалось вернуть Кэсси и Ралдира в её царство, где им и место. Загадочный голос предлагает эльфу испить воду из котла. Соулафейн смотрит в котёл: там, словно призрачный водоворот кружится серебристо-прозрачная вода. Он выпивает всё до дна и чувствует, что магия смерти более не властна над ним, когда светят звёзды.

Выпив содержимое котла, Соулафейн снова видит лагерь, Арека и повозку, которые пропали из виду на какое-то мгновение.

Прежде чем пойти спать, Арек разыгрывает Кунмина: он изображает призрака, водя руками через ткань палатки. Слышно, как в палатке что-то упало…

Утром Арек, на свежую голову вспомнивший чудодейственную молитву, идёт в палатку к орку, чтобы поговорить с ним. Эльф зашёл вовремя, потому что старый орк, видимо, не выдержавший ночного появления призраков, как раз делает последние вздохи. Перед тем, как испустить дух, он успевает сказать: «Гнургварк сказал, что орк может бежать, когда остаться – означает отдать свою шкуру колдуну и стать его подопытным тараканом. Мы бежали от Чёрной башни. Лучше умереть в бою, проливая кровь розовокожих, чем в клетке колдуна. Другие ушли в горы, в пещеры. Мы же отбили у мягкотелых лодки и уплыли на север, здесь много земли. Но эти земли заняты холмовыми верзилами. Они бегут из Недорослых гор. Шнугрок спросил от чего они бегут, но его за это раздавили».

Арека посещает озарение – он вспоминает, что слышал о Чёрной башне и понимает, о чём говорил орк. Значит рассказы о могущественном тёмном волшебнике – правда.

Соулафейн бросает на Арека подозрительный взгляд: этот эльф слишком много знает о Чёрной башне…

View
Незнакомцы
15-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Последние дни месяца мороза. 307 год Третьей эпохи. К северо-востоку от Златницы.

Обоз с нашими героями принимает решение заночевать в странной пещере, поскольку Соулафейн хочет снять с гидры шкуру. Весь остаток дня эльф-варвар проводит за этим занятием. Внимательный глаз Арека замечает в одной из ледяных глыб вмёрзшие рыжие волоски.

Шэн проводит большую часть времени в медитациях и разговорах с Миртл. Арек вновь сотворяет еду и воду из воздуха. Все устраиваются на ночлег. Во время своей вахты Соулафейн поддерживает разговор с Трином – одним из молодых стражников.

Трин строен, говорит мягким не мужественным голосом, который можно иногда спутать с женским. У него коротко остриженные чёрные волосы и зелёные глаза, правильные черты на овальном лице. Покручивая в руках боевые ножи, Трин интересуется у Соулафейна причиной, по которой он и его друзья выбрали отряд копейщиков, а не других попутчиков, которых предлагал Клаус. Соулафейн объясняет, что им нужны прикрытые тылы и разнообразная помощь в походе, для которой как раз и пригодится отряд копейщиков. Трин кивает и запоминает этот ответ. Стражник также рассказывает, что эта работа позволит ему заработать на собственный дом и ферму, о чём он давно мечтал.

Трин также рассказывает Соулафейну об Огненной башне и двух героях Светлого, совершивших несколько подвигов, а затем исчезнувших вскоре посещения той башни.

Подслушивавший этот разговор Кунмин, замечает, что в куске скалы, возле которого он улёгся, когда-то была жила ценного металла (предположительно золота), которую кто-то филигранно добыл, нанеся всего лишь два удара киркой по породе. Это его заинтересовывает. Он решает поутру тщательно осмотреть пещеру на наличие других вкраплений белого кварца, в которых могут быть ещё золотые жилы.

Ночь проходит без происшествий. Утром Кунмин встаёт пораньше и тщательнейшим образом обследует пещеру. Волею случая, он действительно находит высоко на уступе ещё одну жилку золота в белом кварце среди замёрзшей земли и каменной породы. Когда опытный степной торговец-каллиграф принимается маскировать это место, чтобы вернуться сюда и добыть золото, он слышит слегка насмешливый шёпот у себя в голове. Незнакомый голос сообщает, что это его пещера, и герои сюда больше не вернутся. В этот момент карман Кунмина вдруг оттягивает какая-то тяжесть, а золотая жила волшебным образом исчезает. Решив, что он имеет дело с духом пещеры, Кунмин оставляет ему на этом уступе небольшое подношение. Дух, кажется, доволен.

Арек, когда Кунмин рассказывает ему о случившемся, догадывается, что, по-видимому, они угодили в «Мираж Джайлза» – редкое волшебное явление, насылаемое Джайлзом – озорным богом-покровителем ремесленников и путешественников. Это объясняет странные волшебные предметы, загадки и особенно подковы (один из символов этого божества).

Соулафейн для пущего устрашения отрубает головы гидры и пристраивает их на кольях к обозу. Арек волшебством предотвращает разложение тканей этих голов. Обоз выдвигается в путь.

Едва герои покинули пещеру, перед ними раскинулась холмистая, сильно пересечённая местность. Кунмин продолжает вести отряд. Он внимательно осматривается, понимая, что в этих краях могут водиться хищные звери, великаны и орки. К счастью, насколько хватает обзора, таковых не видать.

В пути Соулафейн, забравшийся на телегу, чтобы осмотреть местность, замечает едва приметный дым от костра в стороне от их пути. Арек, Соулафейн и Кунмин решают пойти на разведку. Бесшумно прокравшись, они видят группу вооруженных людей у костра. Рядом стоит небольшая палатка. Поблизости виден большой и тёмный вход в пещеру.

Героям удаётся подслушать разговор двух мужчин:
- Ты уверен?
- Уверен. Все пятьдесят с лишним харь смотрели только вперёд. Если не свернули, то селянам каюк.
- Ладно, три дня уже прошло, посмотрим, чем там всё закончилось. Всё равно двигать надо. Нельзя на одном месте сидеть.
- Слушай, когда Дейзи проснётся, скажи ей, чтобы без добычи не возвращалась. Если Хлюпса сегодня не накормим, то он может решить, что можно похрустеть и нашими косточками. Ей богу, за пару упитанных коров этот тупица мать родную продаст. Хотя, если бы у меня было такое брюхо, и я столько дней сидел без нормальной жрачки, то я бы тоже продал. Хех.
- Хорошо, я ей передам. Ты, кстати, если поссать отойдёшь, смотри под ноги, она два капкана поставила, где обычно. Попадёшься – сам виноват. Скормим тебя Слюнявому, нахер, и свалим подальше. Я в отличие от тебя его не понимаю и понимать не хочу. Пока он за нас делает тяжёлую работу, я готов его терпеть, но если скотина начнёт жрать мою банду, то всё, больше никаких дел с нелюдьми. Я пошёл прилягу. Присмотри за этими. Небо ясное, снег скрипит, сегодня до вечера никаких вылазок. У меня нехорошее предчувствие.

Кунмин решает заговорить с незнакомцами. Те вскакивают, негромким возгласом поднимают своих спящих товарищей и хватаются за оружие. Кунмин пытается убедить их, что он и Соулафейн (а Арек прячется за деревом) – путники, которые сбились с пути и потеряли свои вещи. Он спрашивает, не найдётся ли у них пары мешков на продажу. Незнакомцы явно не рады появлению незваных гостей, но два мешка на продажу всё-таки находят. В какой-то момент напряженный разговор всё-таки перерастает в схватку.

Соулафейн успевает серьёзно ранить главного, а тот – нанести лёгкие ранения эльфу. Но всё меняется, когда из пещеры, зевая, выходит огромный холмовой великан с необычно густым волосяным покровом на теле и неестественно зелёной кожей. Незнакомцы бросаются наутёк, а великан, недовольный, что его разбудили, с возгласом «Журааать!» бросается на Кунмина.

Соулафейн преграждает путь гиганту. Начинается бой. Незнакомцы изо всех сил удирают и вскоре скрываются из виду. Арек, Соулафейн и Кунмин сражаются с великаном. Тот успевает нанести несколько сокрушительных ударов по эльфу, ударить им, словно тряпичной куклой, о землю и огреть гигантской палицей, изготовленной из целого дерева. С большим трудом, героям удаётся одолеть необычного гиганта. В его пещере они находят карту из куска кожи, неумело спрятанную под тяжёлым булыжником. В палатке незнакомцев, которую в бою раздавил великан, обнаруживается немного монет и повседневные предметы, обычные для путешествующих налегке людей.

Благодаря тщательному выбору дороги, обозу удаётся покрыть за этот день около 25 миль. Вечером, когда отряд встаёт лагерем на ночёвку, поднимается сильная метель. Мороз усиливается. Когда копейщики и герои согреваются миской супа, Альберт, стоявший на вахте, приводит к костру замёрзшего усталого путника. Тот представляется Ралдиром, просит разрешения отогреться у костра и чего-нибудь поесть. Герои не отказывают. Ралдир объясняет, что ищет свою молодую дочь Кэсси, с которой они разминулись вчера во время страшной метели. Она – опытная охотница и должна суметь укрыться от вьюги. Утром он обещает отправиться на её поиски.

Кунмин, незадолго до этого почувствовавший присутствие нежити в округе, недоверчиво посматривает на Ралдира и выходит с ним за пределы лагеря, якобы, чтобы принести вещи уставшего путника. Поток сильного ветра и снега заставляет Кунмина прикрыть глаза ладонью. Когда он снова открывает глаза, Ралдира рядом уже нет. Кунмин замечает, что незнакомец не оставил никаких следов…

View
Загадки в темноте
14-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Последние дни месяца мороза. 307 год Третьей эпохи. В дне пути на северо-восток от Златницы.

Убив напавших на них великанов, герои помогают поднять тяжёлое дерево, брошенное одним из чудовищ на палатку, и вызволить раненных. К счастью, Уоллис и Боно выжили. У Уоллиса была сломана нога, но целительное волшебство Кунмина сделало своё дело – к утру боец будет в полном порядке. Миртл позаботилась о Боно, которого сильно придавило деревом.

Арек и Соулафейн осматривают тела великанов: по их мнению, эта пара – особь мужского и женского пола – спасалась бегством от какой-то опасности, но затем заметила лагерь и напала. В мешках, что они несли с собой, обнаруживаются запасы мяса, огромные когти какого-то хищника, грязные шкуры и слегка пожёванная небольшая статуэтка какого-то языческого божества из чистого золота.

Кунмин отчитывает Редара за то, что его люди не заметили опасности. Старший стражник не согласен с обвинениями – его люди не эльфы и не видят в темноте, а дерево было брошено с такого расстояния, не досягаемого для света факелов. Более того, на север должен был смотреть кто-то из эльфов, в то время как часовые Редара смотрели за южным, западным и восточным направлениями. Тем не менее, на оставшееся до рассвета время Редар удваивает дозор – все стражники, кроме раненных, несут вахту.

Соулафейн тратит некоторое время на то, чтобы отрубить головы великанов и тащит их к лагерю. Кунмин хоронит Ди Лу в снегу. Соулафейн оставляет головы великанов у могилы полуволка.

Утром лагерь, как обычно, сворачивается: заточенные колья вынимаются из промёрзшей земли, котелок снимается с кострища и укладывается в повозку. Герои продолжают свой путь. Чем дальше они уходят на северо-восток, тем сильнее меняется рельеф: ровные заснеженные поля всё чаще уступают место оврагам, пологим подъёмам и крутым спускам. Погода стоит приемлемая: переменная облачность и небольшой снег, но мороз усиливается. Кажется, в следующие дни может подняться ветер.

Сегодня путь выбирает Кунмин. Он видит, что пересечённую местность разрезает длинный и глубокий овраг, по которому они могли бы пройти почти половину дневного пути, укрытые от ветра и лишних глаз. Ширина оврага позволяет повозке двигаться и делать некрутые повороты. Отряд идёт по дну оврага. После короткого отдыха и обеда обоз двигается дальше, но Кунмин останавливается, чтобы как следует обдумать дальнейший путь.

Впереди края оврага смыкаются, образуя тёмный тоннель. Теперь отсюда только два пути – вперёд или назад. Чувствуя, что из тоннеля доносится слабый запах сладковатой гнили, Кунмин предупреждает остальных об опасности. Соулафейн на зависть копейщиков забирается по почти отвесному замёрзшему склону оврага повыше, чтобы убедиться, что впереди действительно тёмный тоннель, а потому разглядеть какую-либо угрозу отсюда невозможно.

Копейщикам приказывают остаться с обозом. Шэн вызывается остаться с ними, чтобы Альберту не пришлось идти вместе с остальными в тёмный тоннель (он ведь должен присматривать за героями).

Соулафейн, Арек и Кунмин, стараясь двигаться бесшумно, идут на разведку в тёмный тоннель. Запах падали усиливается. Небольшой встречный ветерок подсказывает им, что тоннель всё же сквозной, а не оканчивается пещерой. Вскоре они замечают, что двигаются действительно бесшумно – это Арек окутал их волшебной аурой теней и беззвучия. Их следы исчезают сразу же за ними. Арек чувствует слабое присутствие божественной магии в этом месте.

Соулафейн, который, в отличие от Кунмина, видит в темноте, идёт первым. Положив руку ему на плечо, идёт Кунмин. Арек замыкает процессию. Тоннель раздваивается. Судя по всему, они в пещере, центральная часть которой занята огромным массивом горной породы – нужно идти в обход. Соулафейн решает пойти в том направлении, откуда дует слабый ветер. Во тьме он замечает небольшую кучу тщательно обглоданных останков – кости и грязные тряпки. Краем глаза он также замечает серый силуэт во тьме. Какое-то огромное существо почувствовало что-то необычное в своём логове и пытается их разглядеть. Магия Арека позволяет им оставаться незамеченными ещё какое-то время, но затем чудовище всё-таки улавливает запах чужаков.

Из темноты на Соулафейна бросается голодная пятиглавая гидра! Кунмин, увидев опасность, окутывает ближайшее пространство клубами непроницаемого для глаз тумана. Теперь и гидра кусает Соулафейна наугад. Несколькими могучими ударами варвар отрубает одну из голов гидры, но несколько мгновений спустя на её месте вырастают две! Могучий эльф, видя, что теперь его хотят съесть аж шесть голов, отчаянно защищается и собирается постепенно отступать. Кунмин сначала поддерживает эту идею, потому что почти ничего не видит, но всё же лечит стоящего перед ним товарища. Арек направляет всю целительную силу, на которую только способен, чтобы поддержать Соулафейна, который постепенно получает всё больше ранений.

Все трое отступают. Теперь перед ними дымовая завеса, из которой в сторону Соулафейна одна за другой, мешая друг другу, бросаются зубастые головы на длинной змееподобной шее. В это время с факелом и взведённым тяжелым арбалетом появляется Альберт. Он почувствовал неладное и решил, что его помощь может пригодиться. Увидев шесть голов гидры, он издаёт удивлённое «Ох, ёлки-палки!», но не отступает, а вскидывает арбалет и берёт чудище на прицел.

Факел Альберта оказывается очень кстати – Кунмин достаёт бинты из своего набора целителя и с их помощью превращает свои стрелы в огненные. С огненными стрелами соотношение сил меняется. Гидра, отвлечённая горящими в её теле и шее стрелами, не в состоянии регенерировать полученные раны. Соулафейн перестаёт защищаться и усиливает натиск. Арек призывает призрачный меч и священное пламя, и тоже старается убить чудовище. Альберт, сделав несколько выстрелов из тяжёлого арбалета, выхватывает оба своих меча и бросается в бой – на помощь Соулафейну. К несчастью, его замах был слишком сильным, а чешуя гидры слишком прочной – меч выскальзывает из его руки и улетает в темноту. Раздосадованный, он наносит удар коротким мечом, но чуть не поскальзывается на луже крови и едва сохраняет равновесие, чертыхаясь и надеясь, что никто не обратил на это внимание в разгар сражения.

Гидра, получив множество ранений, пытается спастись бегством, но Соулафейн бросается за ней, забегает ей на спину и изо всех сил вонзает оба тесака ей в хребет. С шипением и жалобным свистящим писком все шесть голов гидры вздрагивают и опускаются на холодный каменный пол. Гидра мертва.

Разобравшись с гидрой, герои осматривают оставшуюся часть пещеры. К их удивлению, в центральной массе горной породы видна идеально гладкая каменная дверь. На двери в камне вырезана надпись: «За дверью сокровища манят героев, здесь ум, а не сила вам двери откроют». Арек присматривается повнимательнее и видит высеченную на этой же двери загадку.

Соулафейн и Кунмин, закончив изучение останков живых существ, присоединяются к Ареку. Они разгадывают загадку и оказываются в узком тоннеле спиральной формы, ведущему к центру пещеры. Их путь преграждает ещё две таких же двери с загадками. Последняя загадка ставит их в тупик. Подошедший Альберт предполагает, что все загадки могут быть связанны друг с другом. Соулафейн практически уверен, что знает правильный ответ, но когда озвучивает его, третья дверь испускает звук, похожий на задумчивое «Хмм», но не открывается. Герои начинают перебирать все похожие по смыслу слова. Кунмину удаётся найти то самое, которое открывает волшебную дверь. За ней оказывается длинный и узкий сундук, из-под крышки которого исходит золотистый свет. Арек ощущает явное присутствие божественной силы.

В сундуке герои находят три волшебных предмета – Посох исцеления, волшебные подковы и Кольцо свободы. Пока они радуются находке и решают, кому что достанется, волшебная дверь пытается быстро и бесшумно закрыться за их спинами, оставляя их в плену. Кунмин вовремя это замечает, и все трое спешно покидают центральную часть пещеры (Альберт к этому времени уже вернулся к Шэну и остальным). Когда первая дверь закрывается за их спинами, вся центральная часть пещеры бесследно растворяется в воздухе, будто её здесь никогда и не было. Чудеса…

Миртл подсказывает, что кровь гидры обладает целебными свойствами. Соулафейн, услышав это, решает выпить немного крови. Скорчившись, от отвратительного кисло-железного вкуса, он проглатывает немного крови гидры, но остаётся жив. Тем не менее, несколько фиалов наполнены кровью убитого чудовища и уложены в телегу.

Обоз готовится двигаться дальше…

View
Последний бой Ди Лу
13-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Поздний месяц мороза. 307 год Третьей эпохи. Деревня Златница и её окрестности.

Неся в руках окровавленную голову чудища и мешки с останками двух детей, отряд возвращается в спящую деревню. Один из замёрзших часовых, не очень обрадованный визитом к нему посреди ночи странной компании, сообщает, что все спят, а потому если у героев какие-то дела к старосте или феодалам, то лучше бы им пойти спать, как всем нормальным людям, а дела делать при свете дня.

Герои пожимают плечами и отправляются ночевать – Соулафейн, Шэн и Кунмин в любезно предоставленный бароном гостевой шатёр, а Арек – в свою удобную комнату в трактире.

Только входная дверь в трактир почему-то заперта. В трактирном зале слышна какая-то возня. Ставни на окнах закрыты, но Арек решает их не открывать. Шум усиливается, слышны приглушённые голоса, один из которых, похоже, настойчивый, а другой негодующе возмущающийся. Арек решает попробовать зайти с чёрного хода. К счастью, чёрный ход открыт.

Войдя в тёплый трактирный зал, Арек видит следующую картину: на одном из стульев сидит испуганная Авеллана, её платье в нескольких местах порвалось, как если бы её сильно схватили, а она вырывалась. Её волосы растрёпаны, она часто дышит и с благодарностью смотрит на своего брата. У одного из её братьев-близнецов под глазом расплывается внушительных размеров будущий синяк. Он стоит рядом с ней и прикладывает к своему подбитому глазу холодную железную ложку. Во второй он до сих пор сжимает увесистый кухонный тесак. Второй брат стоит рядом и о чём-то разговаривает с солдатами барона, которые крепко скрутили и держат пьяного сержанта Эрика. Раскрасневшееся лицо Эрика тоже носит свежие следы пропущенных ударов.

Арек убеждается, что его помощь уже не требуется, но прикладывает ладонь к подбитому лицу Дэзила (или Бэзила?) и исцеляет его рану. Близнец благодарен. Все расходятся по своим комнатам. Эрика куда-то уводят.

Тёмной ночью Кунмин, воспылав научным интересом к мозгам чудовища, проводит несколько экспериментов, для чего откалывает височные кости. Даже верная Ди Лу с лёгким опасением и непониманием смотрит на это действо. Убедившись, что мозг существ-оборотней слегка отличается от обычных человеческих мозгов, Кунмин делает тщательные записи в своей книге и пытается привести голову чудища в приемлемое состояние. Это удаётся плохо, но привязанные лентой куски черепа пока держатся.

На следующее утро герои, не успев позавтракать, спешат встретиться со старостой, чтобы рассказать про убитого людоеда, но поскольку они поздно легли спать и проснулись позже жителей деревни, то к моменту их выхода на улицу на деревенской площади уже в разгаре какое-то событие.

Быстро выясняется, что идёт суд. На простом импровизированном помосте из сколоченных досок и ящиков стоят Эрик, Бэзил (или Дэзил?) со связанными за спиной руками и несколько солдат барона. Под помостом, лицом к стоящей кругом собравшейся толпе, стоят барон Оленбургский и сир Нарио Чакурис, рядом с ними стоит заплаканная мать близнецов Хэйли, Авеллана, её отец – трактирщик и староста Андер, прозванный «Чёрный нос» за родимое пятно размером с мелкую монету на носу – невысокий, крепкий мужчина лет сорока пяти с соломенного цвета волосами, стрижеными «под горшок». Староста чисто выбрит, носит простую крестьянскую одежду, но подпоясан добротным меховым поясом из соболя с вышивкой серебряными нитями.

Прислушавшись к разговорам в толпе, герои узнают, что Эрик в изрядном подпитии попытался изнасиловать дочь трактирщика, но за неё успел вступиться один из братьев. Барон заявляет, что по законам этих земель тем, кто поднял руку на солдат барона, эту самую руку и отрубают. Но виновен и сержант, поэтому Эрику отрубят то, что он поднял на девушку. И горе-сержант и сын трактирщика в ужасе. Эрик барона умоляет не делать этого. Близнец просто смотрит себе под ноги. Хэйли рыдает, Авеллана поджимает губы, её красивые большие тёмные глаза выглядят ещё печальнее обычного.

Герои протискиваются поближе к месту событий (окровавленная голова чудовища помогает расчистить путь). Заметив их, барон приглашает их подойти. Смотря на героев хитро прищуренными глазами, он громко объявляет, что желает послушать, как бы они рассудили такую ситуацию. Ему интересно, способны ли они, помимо удали и доблести в бою, быть рассудительными и мудрыми. Слово берёт Кунмин.

Он делает упор на давние традиции справедливости и мудрости, призывая к гуманности, но предлагая заменить телесные наказания серьёзными штрафами в пользу деревни и барона, что позволило бы виновным продолжать приносить пользу, но ощущать тяжесть последствий преступления.

Речь Кунмина звучит убедительно и, по-видимому, вторит собственным мыслям барона. Жители деревни тоже поддерживают сказанное и с надеждой ждут, что же скажет барон.

«Сержант Эрик, ты вчера храбро сражался, и это твой первый проступок, поэтому тебя не тронут, но ты будешь до конца службы каждую неделю выплачивать из своего жалования десятую долю семье этого трактирщика и двадцатую – в мою казну за нарушение приказов. Дэзил, трактирщиков сын, тебе сегодня не отрубят руку, но отныне одна из твоих двух рук принадлежит мне, а потому половину своего дохода в трактире ты будешь отдавать в виде налогов пока не отслужишь в страже, сир Чакурис, проследите», – громко объявляет Джулиан.

Собравшиеся облегчённо выдыхают и начинают расходиться. Эрика и Дэзила освобождают. Пользуясь тем, что староста тоже здесь, герои сообщают о том, что нашли виновного в пропаже младенцев, и предъявляют голову чудища. В этот момент едва-едва державшиеся после экспериментов височные кости со шлепком падают в грязный снег. Женщины спешат увести детей подальше от жуткого зрелища. Барон приподнимает бровь. Рыцарь Чакурис и староста удивлённо выпучивают глаза. После короткого объяснения родственникам погибших передают останки их детей. Староста распоряжается насчёт похорон, а барон назначает героям солидную награду. Андер «Чёрный нос» вскоре возвращается и в благодарность за избавление от жуткого оборотня-людоеда вручает Ареку волшебный кистень, доставшийся ему от прадедов.

Шэн просит разрешения поговорить с бароном без лишних ушей. В командном шатре в присутствии только барона, двух его слуг и своих друзей, Шэн признаётся, что считает своим долгом рассказать правителю этих земель о серьёзной угрозе, причиной которой, возможно, стал отряд героев (которые так до сих пор и не выбрали себе короткое и удобное название). Он рассказывает Джулиану про склеп трёх проклятых принцев. Барон слушает очень внимательно и что-то быстро соображает. Он велит героям поскорее закончить дело, уплатить налоги с награды, явиться в Оленбург и под конвоем отправиться в Эладор (столицу одноимённого королевства) для дачи показаний на королевском суде. Чтобы герои не сбежали и сдержали своё слово, барон назначает им сопровождающего – своего хорошо тренированного телохранителя по имени Альберт. Это крепкий мужчина лет тридцати пяти с коричневыми волосами, мужественными, хоть и немного неправильными чертами лица, карими глазами, средних размеров щитом и двумя мечами на поясе. Он носит плотный кожаный доспех и хорошую кольчугу.

Барон и его отряд быстро собираются в путь и уезжают дальше на север. Между делом Арек заглядывает в торговую лавку. Её обычный хозяин Сахир «Солнцеглаз» приболел, сегодня за прилавком его помощник Вэйн. Вэйн рассказывает необычному чужестранцу, что у одного из местных жителей на полке пылится зелье исцеления, которое тот считает отличным снадобьем от бородавок и из-за которого в семье часто на ровном месте возникают ссоры (жена крестьянина давно хочет выкинуть пылящуюся склянку). Арек решает заплатить крестьянину золотом за «средство от бородавок». Тот охотно соглашается. Так Арек добывает зелье исцеления за половину его настоящей стоимости и разрешает семейный конфликт к всеобщей радости.

Попрощавшись с бароном, герои тоже собираются в путь. Нарио Чакурис, проникшийся симпатией к Соулафейну, который вернул ему меч, ещё раз приглашает героев как-нибудь заглянуть в его поместье, если представится возможность. Миртл усаживается в телегу, копейщики выстраиваются в походный порядок. Герои покидают деревню в северо-восточном направлении.

Копейщики прохладно встречают Альберта и пока только свыкаются с новым попутчиком. Ночью один из эльфов замечает вдали огромное существо с гигантской дубиной, сделанной из целого дерева. Гигант двигается встречным параллельным курсом. Посовещавшись, герои решают отсидеться. Совсем перед рассветом лагерь просыпается от гулкого вввух-вух-вух и попадания в одну из палаток вырванного с корнем дерева! Герои тоже мгновенно просыпаются, пробуждённые волшебством подаренного им кистеня.

На лагерь напали два холмовых великана! Из раздавленной палатки слышны крики боли. Шэн бросается на помощь раненным, остальные копейщики помогают поднять тяжеленное дерево. Соулафейн, Кунмин и Арек сражаются с великанами. Несмотря на все старания и целительное волшебство Кунмина, Ди Лу погибает в бою.

Героям удаётся одолеть обоих гигантов. Они возвращаются к лагерю, чтобы узнать есть ли погибшие.

View
Кушать подано!
12-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Поздний месяц мороза. 307 год Третьей эпохи. Деревня Златница.

Битва выиграна, орки бегут! Арбалетчики пытаются подстрелить последних убегающих. Сломленные духом, орки бросаются в лес в надежде укрыться от стрел, летящих им в спины. Подошедший Кунмин выпускает несколько стрел и убивает одного орка метким попаданием в затылок.

Арек проверяет всех раненых и исцеляет тех из них, кому ещё можно помочь. Шэн и Соулафейн в залитых тёмной орочьей кровью одеждах идут знакомиться с пожилым рыцарем и всадником. Оказывается, что это сами барон Джулиан Оленбугский и сир Нарио Чакурис. Молодой барон взял с собой небольшой отряд обученных молодых воинов, чтобы испытать их в бою, но наши герои спутали его планы, уничтожив добрую половину полчища орков.

Тем не менее, барон благодарен за неожиданную помощь, и преисполненный любопытства приглашает героев присоединиться к нему в командном шатре, который его войско собирается разбить в деревне Златница, до которой совсем недалеко. Солдаты забирают свои вещмешки и направляются в деревню.

По пути Соулафейн возвращает сиру Чакурису его меч Мститель. Тот несказанно рад, вручает награду и мгновенно соглашается забыть неприятный инцидент с его внебрачной дочерью Элидой, которую герои недавно схватили в форме кошки. Также герои рассказывают барону о причинах своего путешествия к Вильгельмовым холмам. Тот выглядит хорошо осведомлённым о том, что происходит в его владениях. Он разрешает отряду продолжить путь, рассчитывая на налоги, которые они уплатят с обещанной награды.

Джулиан сообщает новым знакомым, что в окрестностях Златницы объявились гиганты и орки, которые сильно беспокоят его вассала – сира Чакуриса. Барон и его войско двигаются на север и собирались разобраться с новой угрозой, но внушительная демонстрация силы на подступах к Златнице наверняка отвадит нечисть от окрестных земель, а потому герои, если хотят, сами могут разобраться с гигантами и орками на обратном пути. Разумеется, за вознаграждение.

Процессия добирается до Златницы. “Вы в Златнице!”, – гласит крупная надпись на большом деревянном указателе у дороги, всего в паре шагов от ближайшего дома. Вокруг, насколько хватает глаз, раскинулись поля и небольшие деревянные домишки фермеров, крытые соломой. Из труб в небо поднимается белый дым. Вдали на западном холме – почти на горизонте – виднеется крошечная на таком удалении ветряная мельница. Только в самом центре деревни герои видят стоящие рядом несколько домов. Среди них дом старосты (единственный каменный дом здесь), небольшой трактир и сельская торговая лавка. То здесь, то там видны большие деревянные амбары для хранения зерна и сена.

Люди барона расквартировываются в трактире и встают лагерем в деревне, разбивая множество палаток и несколько шатров. Арек решает снять в трактире самую дорогую комнату. Копейщики из Светлого и Миртл тоже решили заночевать в трактире, отметить славную победу в битве против орков, помянуть Колфилда и привести себя в порядок после нескольких дней пути.

Барон приглашает героев в свой командный шатёр на ужин. За длинным столом герои поддерживают беседу, Шэн рассказывает немного о себе и своих друзьях. Барон внимательно изучает новых знакомых, а Арек – барона. Жрецу Кразлиса становится понятно, что Джулиан живо интересуется двумя темами – военным делом и деньгами. Сир Нарио Чакурис, поглощая одну большую кружку пива за другой, рассказывает историю своего меча. Шэн договаривается с бароном об отправке тела Колфилда на родину. Джулиан обещает, что позаботится об отправке тела в Светлый.

Барон извиняется и уходит на допрос пленного орка, оставляя героев в компании двух слуг и пожилого рыцаря. Нарио Чакурис приглашает героев как-нибудь заехать к нему в гости в его поместье неподалёку от деревни. Во время ужина он всё время держит Мститель при себе и поглаживает слабо светящееся фиолетовым цветом лезвие клинка. Рыцарь рассказывает собравшимся, что его сюзерен – Джулиан Железный – неохотно стал бароном после внезапной смерти своего старшего брата, последовавшей за уходом в мир иной их отца Освальда. Всю жизнь тренировавшийся, чтобы стать военачальником, Джулиан был вынужден принять бразды правления, но не утратил тяги к воинскому делу.

Темнеет. Рыцарь выходит, чтобы справить малую нужду, но долго не возвращается. Арек решает отправиться в трактир «Трезубец». Деревянная вывеска изображает смеющегося старика с добрым лицом. У него во рту всего три зуба. Это дед Бадѝк – он построил эту таверну в 161-м году и прожил 86 лет, передав дело своему сыну Келлану. Бадик был неграмотный, но где-то услышал слово трезубец. Оно ему понравилось. Отсюда и название. Это Арек узнаёт от трактирщика Келлана – грузного невысокого мужчины лет шестидесяти с большой лысиной и седыми волосами на висках. Эльф убеждается, что у копейщиков всё в порядке, узнаёт, что тело Колфилда уже передано людям барона и пытается выудить информацию из солдат барона. Для этого он подсаживается к одному из сержантов «Железного барона» по имени Эрик. Тот уже выпил чуть больше, чем следовало, а Арек угощает его ещё несколькими кружками крепкого эля. В подпитии Эрик проговаривается, что они идут на север, на воинский сбор, но это большой секрет. Он также бросает сальные взгляды на Авеллану – привлекательную дочь трактирщика…

Между делом Арек узнаёт, что помимо гигантов и орков в деревне есть и другая проблема – за две недели пропало два младенца. Суеверные жители деревни верят, что это происки жуткого оборотня-людоеда.

Соулафейн демонстрирует своё умение разговаривать с животными. Выясняется, что Ди Лу почувствовала «что-то неживое и запах колдовства». Герои решают, что это может быть связано с тем самым людоедом, о котором им рассказал Арек.

Во тьме ночи герои решают отправиться туда, куда ведёт их Ди Лу. Полусобака-полуволчица приводит их к сараю с инструментами в заснеженном поле. Едва волшебный свет дотянулся до двери сарая, как оттуда послышался шорох и шум. Навстречу героям вышел заспанный пузатый крестьянин, но это не обмануло наших искателей приключений. Лай Ди Лу и собственная смекалка подсказали им, что перед ними оборотень. Тот, поняв, что обман раскрыт, принимает свой истинный зловещий облик и бросается в бой.

Несмотря на колдовство оборотня-людоеда и его нечеловеческую силу, четверым героям и полуволчице удаётся одолеть врага. В сарае они находят останки двух младенцев. Взяв голову чудовища в качестве доказательства, Соулафейн и Шэн собирают останки детей в холщовые мешки, но замечают едва различимые в воздухе духи этих детей. Дух одного из них мирно растворяется и исчезает в воздухе, а дух девочки с затихающим криком будто бы затягивает куда-то.

Поскольку на дворе поздняя ночь, герои возвращаются обратно в деревню.

View
Идите в Златницу!
11-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Поздний месяц мороза. 307 год Третьей эпохи. Между Светлым и Златницей.

В мрачном молчании стражники относят тело и голову Колфилда на повозку и обкладывают снегом, чтобы позже Арек смог провести ритуал сохранения тела. Приятели решают добраться до Златницы и там позаботиться об отправке тела домой в Светлый.

Во время отдыха Миртл и Арек позаботились о ранах и переломах, полученных остальными. Миртл прикрепляет к сильно повреждённой ноге Соулафейна повязку, смазанную остро пахнущей зелёной мазью. Варвар немедленно пробует мазь на вкус. Большинство немедленно бы распрощалось с завтраком, но Соулафейн уловил нотки горчицы и какой-то душистой травы, а потому решил добыть у Миртл ещё этой целебной мази в чисто гастрономических целях. Ареку приходится помогать приятелю, чтобы убедить Миртл выдать целебную мазь для совсем не медицинских целей.

Причина такого поведения Соулафейна понятна: в эти дни все присутствующие питаются, в основном пресной и безвкусной, но сытной пищей, волшебным образом созданной Ареком из воздуха. Это произвело большое впечатление на молодых солдат.

Смерть одного из членов отряда даёт всем присутствующим почувствовать, что жизнь может оборваться в любой момент. Возможно, поэтому они становятся более разговорчивыми. По крайней мере, Соулафейн, сидя у костра, немного рассказывает копейщикам о себе и своём клане Драконьего зуба.

Редар и Миртл замечают, как быстро исцеляются раны наших героев. Они привлекают к этому внимание, зная о народной легенде про избранных богами – их раны, согласно верованиям, исцеляются во сне. С этим трудно поспорить, потому что Шэн наутро просыпается уже без переломов.

Ближе к полудню следующего дня обоз проходит мимо деревянного указателя “Идите в Златницу!”, и герои понимают, что они на правильном пути.

Вскоре Соулафейн, идущий впереди, почувствовал запах какого-то зверя. Оставив стражников позади, Шэн, Арек и Соулафейн выдвигаются дальше вперёд, чтобы разведать причину запаха.

Они оказываются на небольшом заснеженном поле и видят огромную кучу буро-коричневой шерсти. При внимательном рассмотрении выясняется, что это старый мамонт, который то ли спит, то ли отдыхает. Друзья уже собираются уйти, оставив животное в покое, но тут из укрытия на мамонта нападают два лютоволка. По странному стечению обстоятельств, из другого укрытия на мамонта нападают ещё и два голодных белых медведя – самец и самка.

Хищники бросаются на мамонта, герои бросаются на хищников. Начинается суматоха. Мамонт оглушительно трубит сквозь хобот и начинает рвать и топтать хищников. В это время Соулафейн решает сразиться с медведем. Мамонт практически без помощи героев расправляется с лютоволками и бросается на Арека. Шэн демонстрирует чудеса владения боевыми искусствами и акробатики, забираясь на голову мамонта, попутно нанося удар за ударом.

При поддержке Арека, остальным удаётся разобраться и с медведями и с мамонтом. При ближайшем рассмотрении выясняется, что на лютоволках остались ошейники с разорванной цепью. Похоже, что они сбежали откуда-то. Соулафейн снимает шкуру с более-менее уцелевшего медведя.

Подошедшие копейщики с удовольствием помогают разделать тушу мамонта на мясо. Мясо старого мамонта не самое сочное, но гораздо приятнее на вкус, чем волшебные пресные лепёшки. Боевой дух отряда немного повышается после потери одного из бойцов.

Обоз движется дальше. Искать путь становится легко – они двигаются между полями по узкой дорожке, присыпанной снегом. Ближе к вечеру Соулафейн улавливает звуки битвы. Все прибавляют ходу.

Выбравшись из редколесья, прикрывающего Златницу с запада, Соул, а чуть позже и Арек с Шэном (Кунмин остался охранять Миртл) замечают небольшую наспех сооружённую заставу из струганых кольев. За ней приготовились держать оборону человек двадцать пехотинцев под руководством какого-то всадника в кольчужных доспехах и старого пешего рыцаря в латах и с длинным мечом.

На них с яростным рёвом и бешеным топотом летит целое полчище орков. Заметив новую угрозу, всадник отдаёт короткую команду, и несколько пехотинцев встают наперерез, отгораживая Соулафейна от правого фланга пехотинцев.

Находящиеся слева орки тоже замечают огромного эльфа, вышедшего из-за деревьев, и бросаются на него. Начинается сражение. Соулафейн яростно сражается с орками и кричит «Бей зеленокожих!». Поняв, что чужак не заодно с орками, отошедшие ему наперерез пехотинцы возвращаются в строй.

Лавина орков сталкивается с первым рядом пехотинцев. Поднимается какофония криков, лязга оружия, щелчков арбалетов и свиста стрел. Соулафейн срубает одну орочью голову за другой. Подбежавший Шэн отрезает орков от правого фланга пехотинцев, практически перелетая от одного врага к другому. Свистит нагината, свистит воздух, рассекаемый ребром ладони или ногой бойца, и один за другим орки падают в снег. Соалуфейн подобно тарану врезается в толпу орков. Арек помогает и своим друзьям и пехотинцам – в перерывах между лечением и благословеньями, он успевает ниспослать священное пламя на несколько противников.

В гуще сражения Шэн замечает особо крупного и свирепого орка – вожака и вступает с ним в бой. Вооружённый хлыстом и топором, вожак не такая лёгкая добыча, как ожидал Шэн. Жгучая боль от пропущенного удара хлыста обжигает его щёку. К дуэли присоединяется Соулафейн. Вдвоём варвару и монаху удаётся одолеть свирепого орка. В это время подоспевшие копейщики с тыла нападают на изрядно уменьшившуюся в числе армию орков.

Соулафейн могучим ударом клинка срубает голову вожака с плеч, подбрасывает её, а Шэн ударом ноги в прыжке с разворота отправляет её через всё поле битвы, окончательно обрушивая боевой дух оставшихся орков.

Битва выиграна.

View
Пророчество дэ Вароса
10-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Поздний месяц мороза. 307 год Третьей эпохи. Между Светлым и Златницей.

Утром за завтраком герои обсуждают свои планы. Пока идёт горячий спор о том, чем именно из множества проблем герои займутся в этот раз, трактирщик Тэйн с удивлением находит в шкафчике барной стойки – за старыми плошками и деревянными стаканами – запылившийся свиток.

Свиток перехвачен тонкой верёвкой, на нём нет печати, но по краям видны две тонко выведенные надписи: «Креус дэ Варос». Любопытство берёт верх – Шэн читает написанное в свитке. Оказывается, что это послание, оставленное пропавшим старостой Светлого. Заголовок гласит, что это послание найдёт чужестранец. А далее следует:

И круг разорвётся, утонет дракон,
Наследник потребует занятый трон,
Волшебник застынет, улиткою время
Течёт, продлевая нелёгкое бремя.

Драконы и боги – фигурки на поле,
Их марионетки свободною волей,
Решают их судьбы, не подозревая,
Что действиями водоворот ускоряют.

Лазурный гигант, силу гор пожирая,
Мгновенье конца день за днём приближает,
Столкнутся словами бессмертие младших,
Амбиции, чары и знания падших.

Чертоги теней не удержат в покое,
Тех духов, что связаны с местом и с болью,
Малиновый запах иль чёрное пламя,
В конце победит, мир навеки меняя.

Гадая, что же это может значить, Шэн, Соулафейн и Арек направляются к Аурну. Они находят жреца Кайроса разглядывающим погасший волшебный фонарь. Старик задумчиво почёсывает бороду. Он встречает троицу доброжелательной улыбкой. Те показывают ему свиток и спрашивают его мнения насчёт странных стихов, похожих на пророчество. Аурн замечает, что в таких случаях всегда следует посмотреть – не содержит ли послание тайных знаков. Он подносит свиток к одному из горящих волшебных огней. На просвет видна ещё одна фраза: «Я ушёл, но вас не покинул, К. дэ Варос». Старик также объясняет героям, что «младшими» эльфы иногда называют смертные народы, преимущественно людей, т.к. считается, что эльфы появились в этом мире раньше других рас. Аурн также просит героев вспомнить название корабля, на котором они плыли, и который был уничтожен кракеном.

После встречи с Аурном герои сталкиваются с Клаусом, который решительно требует ответа – согласны ли они на его щедрое предложение отправиться за артефактом в Вильгельмовы холмы. Немного посовещавшись, троица соглашается. Клаус пообещал награду в 16000 золотых за древний артефакт, который по его информации должен находиться в храме. Кроме того, он даёт в помощь героям на выбор одну команду помощников и необходимое походное снаряжение. Герои выбирают отряд молодых стражников под руководством Редара. Из своих денег они оплачивают ещё и помощь знахарки Миртл, которая тоже готова отправиться в путешествие, где сможет по пути собрать много редких трав и кореньев, а заодно поможет в лечении ран, если это потребуется.

Кунмин, тем временем занимается какими-то своими делами. Когда остальные трое сообщают ему, что собираются отправиться в дальнее путешествие, он соглашается присоединиться, но просит дать ему хотя бы сутки форы – он обещает нагнать обоз. Он задумал написать кое-какие бумаги, чтобы помочь капитану Эдварду, и рассчитывает управиться за день.

Так и поступают. Обоз, гружённый припасами и разным снаряжением, выдвигается на северо-восток. Их путь будет лежать через деревню Златница, большую степь, и селение Зелёные холмы.

С погодой героям относительно везёт, и они уверенно берут курс на северо-восток. Утром второго дня к ним присоединяется Кунмин. Он закончил свои бумажные дела. К концу третьего дня пути им удаётся дойти до основного русла Сафиры. Наутро они планируют переправиться по льду. Героям везёт – они не сталкиваются ни с какими опасностями, но стражники замечают в окрестностях необычные следы какого-то длинного собакоподобного существа, следующего параллельным курсом. Соулафейн по описанию узнаёт признаки опасного чудовища – пса-демона – такой же (старейшины называли его «Шусува») когда-то растерзал трёх лучших охотников его племени.

В походе герои почти не общаются с новыми спутниками, хотя те явно проявляют интерес.

Утром обоз в целом благополучно перебирается по льду – Соулафейн выбрал место с достаточно толстым льдом на реке, чтобы гружёная телега смогла проехать. Затем Соулафейн, который ведёт отряд, пытается найти хоть какую-то возвышенность, чтобы оглядеться (на левом берегу Сафиры раскинулись большие поля, которые сейчас занесены снегом). Он замечает какую-то большую кочку, укрытую снегом, и бодрым шагом направляется к ней. Когда эльф добирается до места и собирается оглянуться, что-то утаскивает его под снег!

Остальные бросаются на помощь, думая, что Соулафейн провалился. Сам же эльф-варвар сталкивается нос к носу с псом-демоном. Шусува сразу же едва не откусывает ногу Соулафейну. Приятели и стражники бросаются ему на помощь, а Кунмин, на всякий случай, остаётся с обозом.

Шусува ломает руку Шэну, парализует Арека ядовитым жалом на конце хвоста и готовится убить их всех.

Из последних сил Арек не даёт умереть Соулафейну. Медвежьи клинки, выкованные Рафлодом, – единственное оружие, которое по-настоящему способно ранить демона. Оружие и удары других героев не наносят псу-демону особого вреда. Один из подоспевших на помощь стражников – Колфилд – не успевает и глазом моргнуть, как Шусува мощными челюстями отрывает ему голову! Во время боя герои слышат мыслеречь существа в своей голове: «Проваливайте отсюда! Я вас всех сожру!», но решают биться до конца.

В тяжелом бою демон повержен. Он сгорает и оставляет после себя лишь золу. Снег вокруг пропитан кровью от полученных героями ран. Шэн прижимает к телу сломанную в трёх местах левую руку. Соулафейн, качаясь, оглядывается: рядом лежит безжизненное тело Колфилда…

View
Что скрывают камни
9-я игровая сессия с новой группой

Месяц мороза. 307 год Третьей эпохи. Старые руины к юго-востоку от Светлого.

Получив от Соулафейна остатки мяса, гигантская сова приводит героев к древним руинам и улетает восвояси. Герои оглядывают местность. Когда-то давно здесь была деревня или небольшой городок, но теперь – лишь покрытые снегом куски стен, длинная каменная лестница, спускающаяся к тому, что когда-то было центральной площадью, и несколько развалин каменных домов.

Внимательно оглядев окрестности, герои приступают к воплощению своего плана. После сеанса жестокого обращения с козой, животное отравлено и готово стать приманкой для василиска, которого пока нигде не видно.

Шэн отправляется на разведку, надеясь бесшумно пробраться к развалинам домов и отыскать опасного зверя. На улицах древнего селения герои замечают остатки превращённых в камень орков и не догрызенные каменные ступни гиганта. Похоже, василиск не страдал от голода.

Кунмин с отравленной козой спускаются с холма по каменной лестнице и выходят на одну из улиц. За ними следом устремляются Арек и Соулафейн. На их беду, они поднимают шум, что заставляет василиска выбраться из своего убежища и напасть.

Резкий шум выбирающегося из своего логова чудовища привлекает Кунмина и тот невольно встречается взглядом с большими светящимися жёлтыми глазами василиска. Не в силах противостоять магии, Кунмин превращается в статую. Та же участь постигает и обречённую козу. Ди Лу в ярости бросается на василиска. К тому времени с ним уже сражаются трое оставшихся героев. Им удаётся не встретиться взглядом с василиском и одолеть опасного противника.

Соулафейну удаётся филигранно извлечь зобную железу твари, что открывает возможность сварить целых два оборотных зелья. Это означает, что можно будет вернуть к жизни и Кунмина и дорожного смотрителя из Оленбурга, павшего жертвой василиска. Соулафейн, напрягая все силы, взваливает каменного Кунмина на плечо. Отряд отправляется в обратный путь.

По дороге на них нападает холмовой великан. Героям приходится сражаться быстро и аккуратно, чтобы чудище не сломало их окаменевшего друга. После короткого и яростного поединка великан повержен.

Шэн, Арек и Соулафейн благополучно возвращаются в посёлок. Миртл при помощи монаха немедленно берётся за изготовление оборотного зелья, а Соулафейн отправляется прямиком в трактир, чтобы вдоволь наесться и напиться после таких нагрузок. Утолив голод и жажду, он засыпает прямо на дубовом столе трактира. Тэйн не возражает, понимая, какой подвиг Соулафейн совершил ради товарища.

К утру оборотное зелье сварено. Каменная статуя превращается обратно в хитроумного торговца. За убийство василиска герои получают награду. По такому особенному случаю Корвальд вручает нашим героям волшебную вещь – Перчатки ловца молний. Шэн решает, что ему они могут пригодиться, но пока оставляет их в рюкзаке.

Кунмин злится на самого себя за сорвавшийся план по убийству василиска и решает перевести дух, занявшись бумажной работой (у него созрел план, как помочь капитану Эдварду при встрече с нанимателем), а также дрессировкой своего мула.

В это время Клаус «Смоляная бочка» сообщает героям, что готов заплатить им крупную сумму, если они отправятся в Вильгельмовы холмы, где в результате небольшого землетрясения показался древний храм. Герои должны найти путь к нему и принести Клаусу древний артефакт, который по информации купца должен там находиться. Если доставить артефакт невозможно, то герои должны обезопасить его и подать весть о том, чтобы Клаус сам направлялся к храму с экспедицией.

View
Неожиданности под водой и на суше
8-я игровая сессия с новой группой

Месяц мороза. 307 год Третьей эпохи. Посёлок Светлый и окрестности.

Дрожа и стуча зубами от холода, но довольные результатом, Соулафейн, Шэн и Арек возвращаются в посёлок. Трактирщик Тэйн не зря заготовил одеяла и горячую воду. Герои отогреваются и сообщают руководству посёлка, что дело сделано, хотя и не могут объяснить точно, что произошло в гроте. Как содеянное скажется на реке – ещё предстоит выяснить.

Пока же герои радуются найденному мечу. Мудрый Аурн сообщает им, что меч зачарован – он увеличивает точность и силу удара, – но на нём также лежит проклятье: тот, кто взял этот меч, не сможет просто так с ним расстаться. Более того, этот меч на самом деле принадлежал сиру Нарио Чакурису и известен как «Мститель». Примерно с год назад меч загадочным образом пропал, а рыцарь объявил немалую награду за его возвращение. Герои решают завернуть меч в кусок ткани и не пользоваться им, а при случае – вернуть его рыцарю.

За то, что выглядит, как спасение посёлка от проблемы с речными чудовищами, герои получают свою награду. Староста Закари надеется, что теперь, когда у посёлка есть соляная шахта для засолки рыбы и, как он надеется, проблема с речными чудищами решена, посёлок сможет хорошо разбогатеть и достроить необходимые здания, чтобы барон Джулиан официально пожаловал Светлому статус города. Было бы замечательно, если бы удалось решить ещё и проблему с каменоломней…

В это же время возникает новая напасть – знаменитые путевые огни Светлого, давшие посёлку его название, начинают гаснуть. Утром Аурн обнаруживает погасший огонь. Учитывая, что эти негаснущие огни были зажжены заклинанием и горели десятки лет, совершенно не понятно, как такое могло произойти.

Тем временем Кунмин занимается выхаживанием детёныша гарпии. Ему удаётся поддерживать жизнь птенца в первые мгновения и даже накормить крохотного монстра, но он ошибается с температурным режимом, и создание погибает. Ди Лу, кажется, рада такому исходу. Зато побеги кровожадных кустов прижились… Также, пока друзья занимались водными процедурами и силовыми упражнениями в Сафирском гроте, Кунмин провёл серьёзное исследование в библиотеке.

Сопоставив, казалось бы, разрозненные упоминания из различных источников, он наталкивается на сведения, указывающие на довольно подозрительное поведение Клауса. Всё указывает на то, что богатейший купец Светлого имеет преступное влияние на принятие важных решений, касающихся жизни посёлка. Прямых доказательств, достаточных для обвинений, нет, но Кунмин предупреждает друзей о том, что им следует быть начеку.

Кунмин также выясняет кое-что о циклопах. Как и на многих других существ, на циклопов действует яд. Правильное количество яда может убить циклопа или ослабить его достаточно для того, чтобы появились шансы одолеть его в бою. Это на случай, если не удастся договориться по-хорошему (циклоп поселился на участке земли, где можно было бы добывать качественный песчаник – камень, необходимый для строительства зданий в Светлом).

Отдохнув и тщательно подготовившись, четвёрка героев решает наконец-то разобраться с василиском. Соулафейн решил завести себе питомца и приманить для этих целей какую-нибудь птицу. К его огромному удивлению, на его приманку прилетела стая гигантских сов, каждая из которых способна поднять в воздух взрослого человека. Едва не лишившись руки, эльф-варвар прикармливает одну из сов и уговаривает её показать путь к логову василиска. Могучая птица взмывает в небо и указывает отряду путь.

Появление могучего летающего хищника до полусмерти пугает мула и тот едва не убегает, но порядок удаётся восстановить. К мулу привязана клетка с козой – хитрый план Кунмина (он задумал отравить василиска).

Процессия выдвигается на юго-восток. По пути отряд останавливается пополнить запасы воды у кристально чистого озера, но сталкивается с ещё одним гигантским хищником, по-видимому, сбежавшим из клетки – огромного размера ящером. Шэну при помощи языка жестов и телодвижений удаётся разойтись миром с опасным чудовищем. Оставив за собой след из вытоптанных и сломанных деревьев, ящер удаляется восвояси, утолив жажду.

Наполнив бурдюки водой, отряд готовится двинуться дальше, но Соулафейн, присмотревшись, обнаруживает на дне озера блестящий чешуйчатый доспех! Серебристые чешуи выглядят начищенными и новыми, словно они не пролежали неведомо сколько времени на дне водоёма. Примерив доспех, эльф-варвар испытывает сначала дискомфорт, но затем понимает, что доспех был изготовлен будто бы специально на него и сидит, как вторая кожа. Более того, прикосновение к чешуям доспеха пробуждает в памяти Соулафейна картины из его детства…

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.