Drakkarum

Прибытие в Оленбург
24-я игра с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Седьмой день месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Портовый город Оленбург.

Герои возвращаются в лагерь, где сообщают остальным последние новости. Зоркий глаз Соулафейна замечает погребальный костёр в ближайшей деревне. Судя по увиденному, Капитан похоронил своего ребёнка.

Герои собираются снова пойти в деревню, чтобы узнать, что там случилось, но посреди лагеря появляется Идвар, обеспокоенный долгим отсутствием героев (он дожидался их у пещеры). Он открывает им портал в склоне оврага, рисуя посохом по каменистой земле силуэт двери, словно это податливый песок, и отправляет их в Оленбург.

Шэн вызывается проводить Миртл и стражников обратно в Светлый. Он сделал карту пути, который они проделали, и с ней сможет найти безопасную дорогу назад. Поскольку героям всё равно нужно будет идти в столицу, то с Шэном они ещё встретятся.

Кунмин, Соулафейн, Аэрон, Арек и Альберт (в компании верного мула и пса) оказываются в портовом районе Оленбурга. Они вышли из одной из пожарных стен. Какие-то дети углём нарисовали на ней дверь.

В городе бушует шторм. Высокие волны ударяются о каменную кладку причальных стен. Сильный дождь барабанит по черепичным и деревянным крышам, стекая ручьями на улицы. Стоящие в порту корабли (некоторые из которых сильно повреждены и едва держатся на плаву) со скрипом и стоном сильно раскачиваются на тёмно-синих волнах. Горожане прячутся по домам от шторма. Проходящие мимо купцы обсуждают стремительно сокращающиеся поставки драгоценных камней из Каз’Гронара. Пахнет морем и дровяными печами.

Альберт ведёт героев в замок барона. Они проходят мимо величественного маяка. Их поселяют в простой гостевой домик с четырьмя комнатами. Вскоре после этого их приглашают на обед к барону. За обедом герои делятся новостями с Джулианом Оленбургским. Тот, услышав упоминание о шайке разбойников (за которых герои приняли группу незнакомцев возле пещеры гиганта Хлюпса), принимает решение отправить в те края карательный отряд. Балансируя на тонкой грани баронского расположения, отряд добывает у него пачку дорогой бумаги, на которую впоследствии выменивают у Соулафейна несколько захваченных из храма земли книг. Джулиан даёт героям два дня на сборы, прежде чем он выделит им конвой до столицы, где они предстанут перед королевским судом.

Арек снимает роскошную комнату в трактире «Жемчужный рыцарь». В этом дорого обставленном высококлассном заведении собирается весьма влиятельная публика. Герои знакомятся с владелицей и распорядительницей заведения – мадам Шилли по прозвищу «Заколка». Это привлекательной внешности женщина лет тридцати четырёх в багряном платье, вежливая, с умными и внимательными глазами.

Соул отказывается сдать оружие, как того требует местный этикет, и в компании Аэрона дожидается Кунмина и Арека в прихожей. Арек и Кунмин пытаются добыть какую-нибудь информацию. Шилли рада поделиться сведениями за определённое вознаграждение. Первые несколько попыток заинтересовать её небольшими суммами проходят неудачно. Шилли даёт понять, что может многое организовать и добыть весьма ценные сведения, но герои ведут себя неловко. Диалог заходит в тупик. Шилли вежливо откланивается и возвращается к своим обязанностям. Кунмин напоследок проигрывает 100 золотых в забеге ящериц – на втором этаже, где для посетителей устроены разные развлечения.

Несмотря на плохую погоду и прячущихся по домам жителей, герои отправляются на Гранбазар – обменять монеты на волшебные предметы.

Они находят Драконий фонтан и расположенный рядом магазин «Драконьи сокровища», где их встречает Бриани – учтивый и воспитанный торговец, дорожащий своей репутацией порядочного человека.

Здесь герои узнают о том, что совсем рядом торгует дальний родственник Кунмина – Кенвай Комэй…

View
Мрачные известия
23-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Шестой-седьмой день месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Вильгельмовы холмы.

Каменный страж хватает Соулафейна и со всей силы ударяет сначала об одну, а затем и об другую стену коридора. На пол сыплются мелкие камни. Силы героев иссякают. Шум, который они подняли, привлекает ещё четырёх стражей!

Понимая, что они оказались в трудном положении, герои решают отступить. Кунмин пробегает мимо одного из стражников в помещение, которое тот охранял, и забирает себе платиновый ключ, лежавший на каменном постаменте. Аэрону удаётся раскрыть ещё один портал в царство Грауга. Неожиданно заклинание срабатывает ещё сильнее, чем задумывалось – гигантские дьявольские щупальца утаскивают одного из каменных стражей в неведомую пустоту. Портал захлопывается. Арек при помощи невероятно достоверной иллюзии выигрывает время, сбивая с толку каменных стражей.

Героям удаётся оторваться от стражей и вернуться в жилое помещение, где до сих пор стоят каркасы девяти кроватей. Быстрый подсчёт показывает, что каменных стражей тоже девять. Убедившись, что их не преследуют, герои устраиваются на долгий отдых. Арек и Соулафейн по-прежнему испытывают странные ощущения от этого места. Всё их естество противится нахождению здесь.

Во время отдыха Шэн связывается с ушедшими в храм героями при помощи Мыслекамня и сообщает, что он и копейщики видели нескольких орков, но не стали стрелять по ним, желая сэкономить стрелы.

С новыми силами герои побеждают двух оставшихся каменных стражей и обследуют закрытую комнату, за которой оказываются восемь беспокойных волшебных червей-песчаников, которые едва не сгрызают Соулафейна, прежде чем герои побеждают и их.

Не желая связываться с тёмными чашами, наполненными какой-то маслянистой жидкостью, герои игнорируют отверстие для залива масла рядом с найденным рычагом. Аэрону удаётся огромным усилием сдвинуть с места засохший несмазанный механизм. Где-то над их головами раздаётся звук вспыхивающего пламени и гул полыхающих жаровен.

Все четверо начинают утомительный подъём по винтовой лестнице. Спустя несколько сотен ступеней, они оказываются в просторном помещении с колоннами и соединёнными масляными жаровнями, освещающими причудливый геометрический узор на светло-жёлтом полу, а также исполинскую фигуру лучника с причудливым амулетом и каменной львицы, охраняющих постамент с третьим ключ-кристаллом.

К счастью для героев, великан говорит на всеобщем. В ходе разговора выясняется, что его зовут Атал’Ар, и он – старший жрец Храма земли, принесший себя в жертву, как и другие жрецы. Они совершили ритуал окаменения, чтобы вечно стеречь эти залы. Сам Грамбл даровал толику своей силы Атал’Ару, чтобы тот мог исполнять свой долг. Старший жрец удивлён, что героям удалось пройти сквозь некий Барьер и добыть два ключ-кристалла. Он подозрителен и пытается выведать у героев их намерения и планы.

Арека ловят на неискренности. Всё едва не оборачивается сражением, но в итоге заканчивается миром. Атал’Ар заверяет героев, что Платиновая дверь неприступна для того, у кого нет трёх ключ-кристаллов. Герои рассказывают каменному стражу о Риллоне. Атал’Ар прогоняет героев и сообщает, что «обрушит своды». Герои прощаются с ним и спешно возвращаются к винтовой лестнице.

Вскоре ступени под их ногами сотрясаются от землетрясения – герои кубарем падают вниз, но вскоре возвращают равновесие и продолжают кажущийся бесконечным подъём. Силы покидают Кунмина – Соулафейну приходится едва не на себе тащить каллиграфа вверх.

В конце подъёма герои находят замочную скважину в каменной плите, перекрывающей верх винтовой лестницы. Платиновый ключ подходит. Две массивные плиты с сухим скрежетом отъезжают в стороны, открывая путь в Барьерный зал – помещение, где герои уничтожили первых двух каменных стражей и извлекли из саркофагов два ключ-камня. Вскоре плиты возвращаются на место, запечатывая винтовую лестницу. За мгновение до этого Соулафейн слышит долетевшее снизу эхо: «Я всё равно до вас доберусь!».

Аэрон переправляет всех через озеро лавы. В Ритуальном зале, как они и ожидали, их встречает Идвар Стоунридж. Знаменитый маг внимательно выслушивает их рассказ. Когда они пересказывают ему беседу Риллона и Залдараша, на лицо Идвара ложится тень. Арек, всё это время внимательно наблюдавший за магом земли, замечает, что тот не на шутку обеспокоен. Идвар сообщает героям, что наставником Залдараша, вероятнее всего, является некто Зорлок – сильнейший тёмный маг в Эладоре, в своё время лучший выпускник Бреммстонской академии магов. О нём давно не было слышно, но, похоже, он вновь проявил себя и вернулся в Чёрную башню, к которой всем выпускникам академии строго-настрого запрещено приближаться.

Идвар Стоунридж обещает героям, что созовёт Совет магов, чтобы решить, как следует поступить в свете открывшихся обстоятельств. Герои предлагают сильному магу взять один из ключ-камней и тот сначала соглашается, но затем, услышав что-то, что изменило его решение, от Соулафейна, возвращает эльфу-варвару свой ключ-камень. Идвар верит, что артефакт послан Древними, чтобы помочь смертным справиться с новой угрозой.

Старый маг напоминает, что чувствует, как земля страдает. Землетрясения – лишь один из признаков. У него также есть основания подозревать, что и другие стихии неспокойны – в водах всё чаще появляются существа, которые не должны там жить, бури и ураганы случаются всё чаще, за этот год было уже несколько сильных пожаров в местах, где их никогда раньше не случалось.

Тем не менее, мага больше беспокоит перспектива того, что проклятый принц Риллон может объединиться с Зорлоком. Что бы эти двое ни задумали, смертным это наверняка принесёт лишь горе и страдания.

Идвар сообщает героям, что может перенести семерых в Оленбург, чтобы те поскорее разделались с официальными делами (маги дали торжественное обещание уважать королевские законы) и отнесли один из ключ-камней к грандмастеру Бреммстонской академии магов – Элендиру Гильдерону VII. Идвар верит, пока ключ-камень в руках этого ещё более старого и могущественного мага, Риллон не сможет заполучить его.

Герои решают, что свяжутся с Клаусом из Оленбурга и предъявят часть гонга, как тот самый артефакт, что сокрыт в храме, и за который им положена награда.

Все вместе они выходят из Ритуального зала на зимний воздух. На лице Арека играет едва заметная хитрая улыбка.

View
Храм земли
21-я и 22-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Пятый-шестой день месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Вильгельмовы холмы.

Кто же этот загадочный учитель Залдараша? Какими знаниями он обладает? Почему Риллон сражался без меча? Что за артефакт скрыт в древнем храме? Ответы на эти и другие вопросы нашим героям ещё предстоит узнать. А пока…

Соулафейн за руки удерживает Арека и Кунмина, потерявших волю и преследующих только одну цель – рубить лес. Вдруг через мутную пелену окружающего мира в сознание Арека пробирается знакомый вкрадчивый низкий голос Кразлиса: «Ты действительно готов всё бросить и пойти рубить лес? Не пристало моему служителю терять свою волю. Очнись!». В то же мгновение мир вновь приобретает чёткие очертания, и Арек снова становится самим собой.

У Кунмина нет могущественных покровителей из числа высших сил этого мира, поэтому он продолжает попытки уйти на лесоповал. Соулафейн преграждает ему путь. Кунмин спокойно ждёт, пока варвар уйдёт с его пути.

Аэрон предлагает уничтожить гонг. Остальные поддерживают эту идею. Эльф-колдун раскрывает небольшой портал в царство грауга прямо на месте гонга. Из кружащей темноты появляются белесые щупальца, ощупывающие медный гонг. Когда они прикасаются к рунам, идущим вдоль каёмки круга, те начинают шипеть и исчезают. Быстрая проверка показывает, что гонг потерял свою волшебную силу.

Убедившись, что гонг безопасен, Соулафейн и Аэрон ломают его на три части. Одну себе забирает Аэрон.

Герои обследуют другое помещение – то, откуда доносятся звуки распиливаемого дерева. Здесь и в самом деле оказывается лесопилка и импровизированная плотницкая мастерская. Шестнадцать орков, выглядящих также безвольно, как и на лесоповале, при помощи грубых инструментов изготавливают детали, напоминающие элементы конструкции деревянного моста.

Один из героев замечает странность: прямо из-под соседней стены видны опилки и щепки, но кто станет так причудливо высыпать опилки? Вскоре выясняется, что эта стена – качественная иллюзия. За ней скрывается озеро лавы, ограниченное с двух сторон горной породой. На дальнем конце озера видна небольшая каменная платформа и массивная гладко отполированная двустворчатая каменная дверь. Герои стоят на остатках каменного моста, к которым прикреплена короткая деревянная платформа – от неё можно построить деревянный мост на другую сторону. Судя по всему, орки собираются построить мост такой ширины, чтобы по нему могла проехать телега.

Выбросив две части гонга в лаву, герои забирают у орков инструменты, возвращаются к вырубке, забирают топоры у безвольных орков и оставляют Кунмина в лагере. Без инструментов орки просто стоят и безучастно смотрят на деревья. Шэн обещает позаботиться о Кунмине.

Соулафейн, Арек и Аэрон возвращаются к озеру лавы. Аэрон накладывает заклинание полёта на Соулафейна, и тот переносит двух эльфов на ту сторону на себе. Полёт едва не заканчивается трагически: сначала Аэрон чуть не соскользнул и не упал в лаву, но в последний момент надёжно ухватился за ногу варвара, а затем Соул едва не сбросил с закорок Арека, поддавшись мимолётному видению, будто он – огромное могучее существо, а на шею к нему забралось какое-то надоедливое насекомое.

Арек тоже чувствует себя странно и испытывает необъяснимую неприязнь к этому месту.

Оказавшись на другой стороне, Соулафейн и Аэрон наваливаются на каменные створки. Дверь открывается. Она ведёт в узкий тёмный коридор, по обеим сторонам которого видны узкие и широкие ниши. Слева Соулафейн замечает треугольный камень, вершина которого указывает вниз в отверстие, похожее на замочную скважину. Сделав шаг вперёд, варвар наступает на нажимную пластину. Под ногами герои ощущают вибрацию. Что-то щёлкает в стене.

Искатели приключений догадываются, что угодили в коридор с ловушками и пытаются их обезвредить или преодолеть. Это получается не совсем так, как они ожидали – Соулафейна едва не разрезало на переднюю и заднюю половину двумя узкими лезвиями. Придя в ярость, варвар пробегает все ловушки, от большинства их которых ему удаётся увернуться. Арек и Аэрон пробегают за ним. Похоже, ловушки срабатывают единожды – кроме одной волшебной, которая пытается сокрушить разум чужаков, но им всем удаётся пересилить эту магию.

Преодолев коридор с ловушками, герои оказываются в древнем помещении храма. Впереди они видят квадратную комнату со сложным узором на полу, четырьмя колоннами и двумя невероятно реалистичными каменными статуями. Каждая из них примерно в полтора раза крупнее Соулафейна и изображает обритых наголо мужчин в туниках, выставивших вперёд раскрытые ладони на вытянутых руках, словно обозначая невидимый барьер. Обе статуи покрыты засохшими тёмными струями какой-то жидкости. Только Аэрон, который может различать цвета в темноте, понимает, что это – кровь. Левая статуя носит на нижней челюсти отметины, которые могли оставить когти Риллона.

Когда идущий впереди эльф-варвар приближается к статуям, те приходят в движение и набрасываются на него. После нескольких сокрушительных ударов по голове Соулафейн решает отступить. Остальные поддерживают эту идею и возвращаются в лагерь. По пути герои замечают, что орков нигде нет – ни в плотницкой мастерской, ни на лесоповале.

Кунмин, постепенно освобождающийся от чар, чувствует себя ужасно и в основном спит. Шэн и Миртл заботятся о нём.

Наутро Соулафейн, Арек и Аэрон возвращаются к каменным стражам. Арек и Соулафейн не могут объяснить почему, но их не покидает иррациональное раздражение и неприязнь к этому храму.

По пути герои замечают, что все ловушки, которые они активировали ранее, сломаны. Видимо, здесь прошёл Риллон. Арек пытается поговорить с каменными стражами на языке земли, знание которого к нему пришло после молитвы. Стражи заявляют, что Арек носит отметку врага, Соулафейн – тоже враг. Лишь Аэрон «не враг» этому Храму земли. Но в ходе напряжённой беседы Арек упоминает, что герои разбили гонг. Каменные стражи, услышав это, приходят в ярость: «Так это вы сломали священный гонг!» и вновь нападают на героев. У Арека и Соулафейна случается ещё один загадочный прилив сил – клинки Соулафейна вновь покрываются алым пламенем, которое отражается в его глазах. Глаза Арека начинают светиться зелёным светом, он чувствует, что его магические способности временно расширились.

С этими новыми способностями героям удаётся победить стражей. В одном из них оказывается волшебный меч Риллона. Прикоснувшись к нему, Соулафейн на краткий миг видит проклятого принца, продвигающегося по тонкому воздуховоду сквозь толщу каменных стен.

Аэрон пробует подчинить меч себе – тот связан с тёмной волей Риллона и сопротивляется новому владельцу. В напряженной борьбе воля Аэрона одерживает верх. Связь Риллона с мечом разрывается, тот теряет часть своих тёмных сил, но эльф, тем не менее, приобретает волшебное оружие, наделённое внушительной силой.

Решив, что Риллон может нагрянуть в любой момент и попытаться отбить свой меч, герои готовятся устроить на него засаду.
В это время Кунмин приходит в себя благодаря душистым компрессам Миртл и восстанавливающему массажу от Шэна.

Хитрый каллиграф решает догнать своих товарищей. Приблизившись к пещере, он замечает фигуру в плаще с посохом. К счастью, меткий глаз степного кочевника замечает, что это не Залдараш.

Кунмин, стараясь не быть замеченным, двигается вслед за незнакомцем. Тот откидывает капюшон. Становится видна чуть бледная светящаяся здоровьем кожа, длинные седые волосы, собранные сзади в пучок, и седая бородка, обрамляющая рот.

Незнакомец проходит в зал, где герои сражались с Риллоном, и подбирает один из осколков разбитых кристаллов. Он также простукивает тонким посохом массивный завал.

Кунмин признаёт в незнакомце одного из своих любимых исторических персонажей – известного мага по имени Идвар Вильхельм Стоунридж. Именно он в своё время поднял на равнине эти горы. Кунмин расплывается в вежливом приветствии и сообщает волшебнику, что ищет здесь своих друзей, а также коротко рассказывает о недавних событиях. Идвар Стоунридж, несмотря на свой внушительный возраст, не припоминает имени принца Риллона и говорит, что такой враг ему незнаком, а потому он не может изгнать его отсюда – в этом случае даже его могучие силы не властны.

Волшебник настроен дружелюбно и помогает Кунмину преодолеть озеро лавы. Сам Идвар остаётся в зале, так как дал священный обет не нарушать покоя священных мест. Он ожидает возвращения героев, чтобы о чём-то с ними поговорить.

Объединившись с Кунмином, герои проходят дальше и обнаруживают небольшую комнату с письменами на стене и двумя отполированными саркофагами. К сожалению, молитва Арека не даровала ему знания древних текстов, поэтому сообщение на стене остаётся непонятым.

Невзирая на это, герои вскрывают оба саркофага и забирают из них два кристалла, размером со средней величины яблоко. В истлевшие руки мертвецов герои укладывают небольшое подношение.

В другом помещении герои находят непонятно как сохранившуюся свежей воду в крупных глиняных кувшинах и барельефы на стенах, изображающие наполовину погружённого в землю человека и двух жрецов, льющих на землю воду. Другой рисунок изображает гигантского червя, выползающего на половину длины из земли. Рисунок на потолке изображает жрецов, вставших в кольцо и положивших руки друг другу на плечи.

Пол соседнего помещения состоит из растрескавшейся высохшей земли. После недолгого замешательства Соулафейн выливает в эту землю два гигантских кувшина со святой водой.

Высохшая земля превращается в колышущуюся грязь. Из неё появляется ужасно вопящий гигантский каменный червь и проглатывает Соулафейна. Эльф-варвар, взглянув на отвратительные внутренности червя, начинает разрезать чудовище изнутри. Тому приходится выплюнуть непокорную добычу. В итоге герои побеждают древнее чудовище. Едва разрезанный надвое каменный червь падает в грязь, герои проваливаются в неё по горло, а затем скрываются с головой.

К их удивлению, герои не захлебнулись грязью. Погружение прекратилось. Земля начала поддерживать их, словно мать поддерживает ребёнка под руки, когда тот учится ходить. Грязь плавно спускает героев на твёрдый каменный пол нижележащего помещения. Сталактиты из грязи плавно отпускают героев и возвращаются на потолок, который напоминает плывущие по коричневому небу коричневые же облака из грязи.

Герои понимают, что оказались в глубинных помещениях Храма земли. Кунмин авторитетно заявляет, что чувствует ближайшее дерево в миле над ними. Продвигаясь по заброшенным коридорам и кельям храма, герои находят две библиотеки – одна из них находится в чьих-то личных покоях и содержит роскошно сплетённые тома, а другая напоминает библиотеку для служителей храма: здесь книг больше и они выглядят не так вычурно, но все эти книги – уникальные реликвии давно ушедшей эпохи. Кунмин сияет от радости. Аэрон тоже рад неожиданной находке. Кунмин наполняет все их сумки книгами. Соулафейн, который не умеет читать, оценил мягкую (иногда пропитанную ароматными маслами) бумагу книг. Не всё же лопухами и снегом пользоваться.

При обыске помещений выясняется, что у Соулафейна и Арека прогрессирует аллергия на это место. Аэрону приходится использовать редкую траву из его набора целителя, чтобы облегчить симптомы.

Путешествуя по коридорам Храма земли, герои находят Платиновую дверь в центральное круглое помещение. На ней вырезано изображение великана с вычурным поясом, в котором видны три одинаковых углубления размером с небольшое яблоко. Аэрон вставляет два найденных кристалла в углубления – они подходят. При помощи Кунмина ему удаётся снова вынуть их. Соулафейн, попробовав прикоснуться к двери, получает слабый ожог. Арек берёт себе один их кристаллов.

По пути герои уничтожают нескольких земляных стражей.

Последний раз, когда мы видим героев, они сражаются с двумя каменными стражами, охраняющими одно из двух ещё не обследованных помещений храма. Краем глаза в бою герои замечают винтовую лестницу, ведущую наверх, какой-то рычаг и как минимум ещё одного каменного стража поблизости.

Что скрывается за Платиновой дверью? Доберётся ли Риллон до героев? Почему двое из эльфов так враждебно настроены к этому месту? И что решит Кунмин, услышав в голове вкрадчивый голос?

Ответы ждут нас в продолжении путешествий наших героев.

View
Как быстро заводить друзей и добывать древесину
20-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Пятый день месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Вильгельмовы холмы.

Наутро герои решают немного разведать местность. Аэрон сотворяет заклинание полёта и отправляет Соулафейна полетать над горами в надежде увидеть что-нибудь, напоминающее древний храм.

Соулафейн, едва земля перестала его притягивать, ощущает необычную лёгкость и комфорт. Он вдыхает поглубже и зачем-то размахивает руками, словно птица. Вытянув шею, он взлетает высоко над покрытыми лесом склонами.

Удаляясь, лагерь уменьшается, становясь сначала небольшим пятном, а затем и крохотной точкой на бело-зелёном покрывале. Невероятно острое зрение Соулафейна позволяет ему заметить в густом лесу, вблизи которого остановился обоз героев, странную поляну. Он пролетает над ней и замечает группу странно ведущих себя орков. С безвольными лицами они размеренными движениями валят лес, очищают стволы от веток и укладывают в телеги, которые затем увозят к одной из гор. Ни надзирателей, ни вожака, ни обычной для орков грызни за лучший кусок добычи, женщин или оружие.

Больше ничего необычного не привлекает внимания парящего на огромной высоте эльфа. Он наслаждается новообретённой свободой и едва не забывает, что заклинание вскоре закончится. Он начинает стремительно снижаться и, повинуясь непривычному инстинкту, зачем-то старательно выдыхает. Ему удаётся разминуться с заточенными кольями их лагеря и приземлиться на одну из палаток с припасами.

Довольный и взбудораженный, он рисует примитивную карту увиденного для всех остальных.

После долгого обсуждения герои предпринимают ещё одну попытку договориться с местными. Для этого они выбирают из своего имущества наиболее, как им кажется, ценные для селян вещи и отправляются к деревне.

Их встречают закрытые ворота и человек пятнадцать лучников с хмурыми лицами и наложенными на тетиву стрелами. Наконечники смотрят в лица героям.

Кунмин приносит свои извинения за вчерашние недоразумения, но это не производит никакого эффекта. Слово берёт Соулафейн. Его простые, но искренние слова едва ли не чудом позволяют избежать кровопролития. Одна из женщин с железной диадемой жестом приказывает остальным опустить оружие.

Все слышат отголоски гонга где-то в горах. Местные на это реагируют спокойно.

В знак доброй воли Соулафейн оставляет недалеко от ворот часть даров. Женщина резко отвечает, что никто в этой деревне не станет общаться с этими чужаками и велит им уходить. Дальнейшие попытки разговора вновь разбиваются об угрюмое молчание селян. Часть лучников всё же покидают площадку над воротами.

Когда герои отходят на достаточное расстояние, двое селян забирают дары и вновь закрывают ворота.

Аэрон успевает разглядеть, что скелеты, насаженные на частокол деревни, принадлежат преимущественно оркам, но встречается и пара человеческих.

Шэн вызывается остаться с копейщиками, чтобы убедиться в их безопасности, раз о сельском гостеприимстве им придётся забыть.

Кунмин просит остальных дать ему немного времени. Он давно заметил собаку, следующую за лагерем и подъедающую косточки и прочие объедки. Кунмин, хорошо ладящий с животными, решает подпустить собаку поближе и установить с ней дружеские отношения. Собака проникается беззаветной преданностью. Волшебные силы каллиграфа-чужестранца растут.

В это время Соулафейн медитирует по древнему обычаю и испытывает странное видение: он видит полыхающую эльфийскую деревню под сводами гигантского дерева. Он ощущает себя четвероногим существом и куда бы он ни повернулся – от него в ужасе бегут эльфийские мужчины и женщины. Они погибают, стараясь спасти самое ценное – своих детей. Детей он тоже сжигает своим огненным дыханием. Деревня объята пламенем. Соулафейн останавливает свой взгляд на одном из красивых деревянных домов. Из него выбегает красивая испуганная эльфийка и встречается с ним взглядом. От этого Соулафейна выбрасывает из видения, но позже он снова возвращается к этой сцене.

Теперь эльфийская женщина, воспользовавшись замешательством Соулафейна, успевает спрятаться за спиной человека в плаще с наброшенным на голову капюшоном. Низ его лица – всё, что удаётся разглядеть в тени капюшона, – сильно обезображен старыми ожогами. Он резко протягивает руку в сторону Соулафейна и хватает воздух в магическом жесте. Грудь Соулафейна взрывается горячей болью и видение гаснет.

Когда Кунмин заканчивает свои сборы, раздаётся ещё один удар гонга.

Отряд готовится идти в путь – они хотят найти тех странных орков и их вырубку. Двигаясь под прикрытием чар, герои незаметно приближаются к оркам и решают проследовать за одной из повозок.

Дорога приводит их к крутому склону горы. Здесь орки разгружают повозку, подхватывают стволы деревьев, специально распиленные так, чтобы их мог унести один орк, и уносят их по серпантину в пещеру.

У входа в пещеру ненадолго появляется фигура в плаще с капюшоном и посохом. Герои решают проследовать за ней. Они слышат в отдалении звуки лесопилки – похоже, именно туда орки относили дрова. Здесь герои слышат знакомый голос – Риллон и незнакомец с посохом ведут разговор и сворачивают в другое помещение.

Героям удаётся подслушать часть разговора. Из него они узнают, что Риллон впитал часть силы древнего артефакта, но не может приблизиться к нему из-за какого-то «барьера». С новыми силами ему удалось увеличить силу волшебного гонга, порабощающего орков. Они также слышат, что Риллон куда-то собирается, а бледнокожий молодой колдун с необычными чёрными глазами, которого зовут Залдараш, намерен за два дня закончить какие-то работы, что позволит ему, как он надеется, поднять древний артефакт на поверхность.

В разговоре упоминается и ближайшее селение, до которого Риллону нет дела – он собирается заполучить артефакт и поднять армию из тысяч неживых солдат, чтобы занять трон Эладора. У Залдараша же есть свои планы на селян. Он хочет с помощью гонга превратить их в своих рабов.

Риллон также предупреждает Залдараша, что сюда вскоре нагрянут чужаки, и сил молодого волшебника не хватит, чтобы их остановить. Риллон недооценил их при первой встрече и не намерен повторять своих ошибок – в этот раз он готов к бою.

В разговоре всплывает и загадочный «наставник» волшебника. К встрече с ним Риллон, по его собственным словам, ещё не готов, но заинтересован каким-то предложением и готов помочь Залдарашу и его учителю в их «экспериментах» и помочь добыть необходимые предметы в обмен на знания учителя Залдараша и то, что Залдараш добудет артефакт из храма. По словам Риллона, знания учителя Залдараша могут оказаться крайне полезны.

Проследовав за колдунами по горному тоннелю, герои попадают в просторное и очень древнее помещение правильной формы, вытесанное в недрах горы. Пол в нём изрезан древними непонятными рунами. В дальнем конце помещения виден огромный завал из массивных камней. В центре же возвышается крупный медный гонг, свисающий на двух цепях с деревянной рамы. Позади него симметрично расположены пять постаментов со странными кристаллами. От одних кристаллов к другим тянутся странные нити из фиолетового пламени. Они сходятся к гонгу.

Герои наблюдают, как Риллон превращается в фиолетовый дым и просачивается сквозь камни, заваливающие проход в дальней части помещения. Надеясь, что Залдараш будет возвращаться тем же путём, что и пришёл, герои поджидают его, прячась в темноте вдоль стен, пытаясь не попасть в свет факелов.

Подозрительный от природы, Залдараш буквально шестым чувством успевает заметить героев, но те дружно набрасываются на него и почти убивают. Колдун успевает в последний момент позвать на помощь принца Риллона и исчезнуть в волшебном портале.

Из каменного завала в дальнем конце помещения вновь появляется фиолетовый дым, который начинает принимать облик проклятого принца.

В этот раз при нём почему-то нет меча, но он хищно улыбается.

Герои набрасываются на Риллона, но того охраняет неведомая сила – удары буквально останавливаются перед ним или отскакивают в сторону.

Герои догадываются, что дело в кристаллах – и в ходе боя разбивают несколько их них. Это делает Риллона достаточно уязвимым для атак наших героев, но проклятый принц на этот раз явно обладает большей силой – он взрывает пространство, от чего новая собака Кунмина едва не гибнет, сражается голыми руками с героями и перемещается с неестественной скоростью.

Несколько раз за бой принц Риллон использует свои потусторонние силы и очаровывает героев. Те начинают считать его своим лучшим другом и соглашаются помочь ему рубить лес.

Аэрону удаётся пробраться поближе к проклятому принцу и нанести ему страшную рану. Это выводит доселе улыбавшегося принца из себя. Он обрушивает на героев всю свою магическую мощь и пытается заставить Соулафейна преклонить перед ним колено. Но даже вся мощь Риллона не может поставить на колени эльфа-варвара. Тот в ярости продолжает наносить один удар за другим.

В разгар событий Арек пытается снять с принца корону, но та словно приросла к голове проклятого принца. Всех сил эльфа-жреца не хватает, чтобы снять её.

Тем временем раны Риллона быстро затягиваются, но запас магии начинает иссякать. Сотворив облако ядовитого тумана, плывущего через помещение, он перемещается в новую точку, чтобы оценить поле боя, после чего принимает решение прекратить сражение.

Он зловеще обещает героям, что вскоре разберётся с ними и исчезает в волшебном пространственном прыжке.

Кунмин исцеляет пса, которого назвал Кабыздохом.

Герои разбивают два оставшихся кристалла и пытаются снять и сломать гонг, но в процессе дважды извлекают из него вибрации. Это заставляет их всех бороться с непреодолимым желанием отправиться рубить лес. Аэрону, который, как все настоящие эльфы ценит лес, удаётся отбросить наваждение. Кунмин и Арек попадают под чары.

Соулафейну тоже удаётся противостоять магии гонга и он изо всех сил удерживает друзей, у которых теперь одна мысль: «Нужно рубить лес».

View
Когда титулы и золото бессильны
19-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Первые дни месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Окрестности деревни Зелёные холмы.

Ночь проходит без неожиданностей.

Без долгих разговоров отряд выдвигается в путь вскоре после завтрака. Небо по-прежнему ясное, мороз постепенно спадает, но пар всё ещё идёт изо рта путников, идущих по снегу и пересечённой местности.

Высоко в небе они замечают пару грифонов, видимо сытых, потому что они не нападают.

В какой-то момент ближе к полудню Арек начинает чувствовать едва уловимую дрожь земли. Через несколько мгновений и все остальные понимают, что произошло землетрясение! В эту же секунду волшебный боевой цеп предупреждает героев об опасности своим звоном.

С ближайшего крупного холма на обоз сходит снежная лавина! Арек и Аэрон успевают подпрыгнуть и ухватиться за ветки близко расположенных деревьев, но все остальные оказываются засыпаны несколькими метрами снега.

В придачу, на отряд нападают крупные людоеды, оживлённые тёмной магией. Похоже, силы Риллона растут. Ареку удаётся использовать силу своего божественного покровителя, чтобы отпугнуть большинство зомби-людоедов. Это даёт время Шэну и Соулафейну высвободиться из-под снега. Соулафейн вступает в бой с новыми врагами, а Шэн принимается ловко выкапывать застигнутых врасплох копейщиков.

В какой-то момент Арек улавливает едва различимый грозный шёпот – это Риллон взывает к своим слугам, чтобы сбросить с них чары Арека. Эльфу удаётся наложить встречное заклинание, и лишь двое массивных врагов присоединяются к бою.

В разгар сражения Соулафейн в ярости бросается на одного из оживлённых людоедов. К удивлению всех присутствующих, глаза эльфа-варвара вспыхивают красным пламенем, он разбегается и прыгает с обоими тесаками наголо на одного из врагов, оставляя в воздухе огненный след. Столкнувшись с мёртвой плотью врага, тесаки Соуалфейна вспыхивают алым пламенем и наносят огромный урон.

Нескольких зомби удаётся упокоить лишь после невероятного количества ударов по ним – движимые тёмной магией, они цепляются за подобие жизни изо всех сил.

К счастью, героям удаётся уничтожить всех врагов и откопать из-под снега всех спутников прежде, чем те задохнутся.

Отряд замечает на горизонте струйки дыма, идущего из жилищ. К вечеру герои приближаются к деревне и видят: на трёх пологих холмах стоит небольшая деревня – домов двадцать, не больше. Она окружена редким забором из наклонённых наружу кольев. Кое-где на этих кольях видны человекоподобные скелеты. В центре деревенской площади возвышается виселица. От частого использования она немного согнулась.

При приближении обоза местные жители спешно прячутся по домам, запирают двери и окна. Ворота закрыты, над ними на деревянной платформе несут вахту два стражника с пошарпанными арбалетами в одежде из простых шкур.

Кунмин пытается завести разговор, но допускает огромную ошибку – ссылается на власть барона, говорит о торговых связях и прочем.

Аэрон предупреждал новых друзей о том, что эта деревня была основана дезертирами в конце Кадаганской войны и не поддерживает никаких связей с внешним миром.
Слова Кунмина приводят стражников в гнев, но тут Соулафейн, рассердившись, быстро подходит к воротам и сильно ударяет в них ногой, требуя позвать главного. Поступок варвара производит впечатление. Через некоторое время ворота отворяются.

В них стоит высокий и крепко сложенный мужчина лет пятидесяти с густой и короткой чёрной бородой и пронзительными карими глазами. Густые чёрные брови придают лицу зловещее выражение. Он носит одежду из волчьего меха, трость с тяжелым металлическим набалдашником и кнут на поясе.

Незнакомец почему-то говорит сквозь зубы. Он представляется Капитаном. Тут Кунмин, не понимающий, почему его слова не возымели действия, вновь повторяет свою тираду про барона, рыцаря, налоги и торговлю. Хитрый каллиграф, надеется, что их немалые запасы звонких монет откроют дорогу к сердцам местных жителей.

Упоминание барона, налогов и бесполезных здесь монет приводит Капитана в ярость. Он с отвращением сплёвывает под ноги героев и велит им убираться и поцеловать барона, рыцаря и всех, кого они упоминают, в дупло. Он бросает фразу, что если чужаки не принесли настоящих ценностей – шкур, железного оружия, ножей и тому подобного, то им нечего предложить селянам.

Переговоры провалены, назвавшийся Капитаном разворачивается и уходит. Ворота запираются. Героям велят убираться, пока по ним не начали стрелять. Для убедительности один арбалетный болт вонзается в снег перед ногами Соулафейна.

Впервые потерпев поражение и наслушавшись неприкрытых грубостей, герои удаляются на порядочное расстояние, где разбивают лагерь.

С одной стороны, они добрались до нужного места, опередив график на два дня. С другой – план был расквартировать копейщиков и Миртл в деревне, а самим двигаться в горы на поиски храма.

Кунмин всё ещё надеется, что с местными можно наладить контакт. Он принимается репетировать пламенную речь перед удивлённым мулом. Животное покорно дожидается окончания репетиции и получает в награду морковку.
Чуть позже Соулафейн приближается к воротам деревни и бросает одному из стражников свой арбалет и колчан, но тот лишь качает головой и советует варвару уходить.

Сидя у костра, герои активно обсуждают, что пошло не так, и строят планы на следующее утро.

До них вновь долетает рассеянный и преломлённый горами отголосок звенящего гонга…

View
Судьба и спасение Аэрона
18-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом, Александром и Евгением

Первые дни месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. На подступах к деревне Зелёные холмы.

Обоз продолжает движение. Кунмин умело ведёт отряд через трудно проходимую местность, выбирая самые удобные тропы, срезая путь через овраги с помощью поваленных деревьев, и всячески старается ускорить их продвижение по этим опасным снегам.

Ближе к полудню отряд замечает череп титана – тот самый, о котором упоминали Ралдир и Кассандра. Кунмин начинает заметно нервничать. Арек преисполнен живого любопытства. Распорядившись, чтобы обоз во главе с Шэном следовал дальше, трое других героев идут исследовать необычную достопримечательность.

Подойдя поближе, герои чувствуют слабый поток тёплого воздуха, исходящий откуда-то из пасти черепа. Гигантские зубы погибшего титана, посеревшие за многие годы, доходят им до пояса. Арек, Соулафейн и Кунмин решают всё-таки зайти в пасть черепа и осмотреться, тем более, что снег вокруг черепа был изрезан чьими-то следами.

Они проходят по длинному извилистому тоннелю в полной темноте. Кунмину остаётся только держаться за Арека. Его чувства обострены до предела. Он слышит дыхание эльфов, их приглушённые волшебством шаги, звук капель, падающих с потолка и отдалённое шипение.

Трое героев подходят к длинному широкому разлому, через который когда-то был переброшен добротный верёвочный мост. Сейчас почти весь этот мост свисает в пропасть с дальнего края разлома. Арек пробует определить глубину разлома, бросив в него небольшой камень. Тот со звонким стуком несколько ударяется о сходящиеся на глубине края разлома и пропадает в слабо слышимом «бульк!». Арек берёт второй камень, заставляет его светиться и повторяет опыт. В свете падающего камня эльфу удаётся разглядеть плотную завесу пара на дне разлома.

В это же мгновение за спиной искателей приключений раздаётся зловещий голос. Четыре умертвия, подняв длинные мечи пришли покончить с предателями. Судя по всему, их поднял Риллон.

Начинается бой. Тяжелее всех приходится Кунмину, который не видит в темноте, в отличие от эльфов. К счастью, Арек всё же вспоминает об этом и заставляет один из наручей Соулафейна светиться. Вид выхватываемых лучами света из темноты жутких силуэтов не придаёт радости хитрому каллиграфу, но теперь он, по крайней мере, может сражаться. Арек вновь пытается отпугнуть нежить, но заклинание срабатывает только на одного противника.

Волшебные клинки Соулафейна и магия Арека хорошо справляются с нежитью. Кунмину приходится тяжко – его оружие почти не причиняет вреда умертвиям. В итоге противник повержен.

В это время в темноте на другом краю разлома за происходящим наблюдал уставший эльф. Верный последователь Королевы сумерек по зову своей покровительницы отправился к этому черепу титана, чтобы «встретить свою судьбу и спасение», но угодил в плен жрецам загадочного культа.

Несколько дней без еды и воды он провёл в клетке из толстых металлических прутьев, а затем его и ещё нескольких пленников, среди которых был мускулистый рыжебородый гном, использовали для жуткого ритуала.

Тело Аэрона взмыло в воздух, когда один из культистов протянул в его сторону руку со скрюченными в магическом жесте пальцами. Жизненная сила эльфа начала покидать его тело, струёй серебристого дыма потянувшись к руке жреца. Последнее, что увидел Аэрон, прежде чем потерял сознание – странный мерцающий портал, раскрывшийся над пентаграммой. Из портала на пол пещеры свалились два эльфа и часть кроны дерева.

Когда Аэрон очнулся, все вокруг были мертвы, а всё ценное, что можно было взять у жрецов, было разграблено. Аэрон нашёл бочки с водой и утолил свою жажду, но еды нигде не оставалось. Он знал, что культисты забрали все его вещи, оставив ему лишь одежду. Эльф даже нашёл массивный металлический сундук с крепким замком, где, как он догадывался, и должны быть его вещи, но ключа нигде не нашёл. Наверное, те эльфы тоже не нашли ключ и поэтому оставили тяжеленный сундук здесь. Тела рыжего гнома тоже нигде не было видно.

Аэрон не знал, сколько он пролежал без сознания, но многодневный голод уже мучил его. Внезапно он услышал звуки битвы и всполохи света на другом краю разлома.

Увидев, как два эльфа и необычного вида человек разобрались с четырьмя умертвиями, Аэрон приободрился. Почувствовав, что это, пожалуй, лучший шанс на спасение, он собрал все свои силы, чтобы волшебным образом переместиться на противоположный край разлома.

Последовало короткое знакомство. Соулафейн делится с Аэроном своим пайком. Кунмин завороженно смотрит на нового знакомого, который больше, чем Арек или Соулафейн похож на эльфа, как их описывали легенды.

Полностью доверяя словам Королевы сумерек, Аэрон решает, что должен присоединиться к героям.

Кунмин показывает достойную эльфа меткость при стрельбе из лука и, притянув дальний конец моста при помощи стрелы и верёвки, укрепляет мост так, чтобы по нему можно было безопасно пройти на другую сторону.

Герои осматривают пещеру культистов. Морщась от затхлого сладковатого запаха тлеющих тел, они находят металлический сундук и несколько шерстяных плащей на вбитых в скалу железных крючках.

Соулафейн удивляет друзей, смастерив из крючков простецкие отмычки. Высунув язык, варвар пытается вскрыть замок. «Чиньк!» – ломается отмычка, но замок открыт. Внутри сундука действительно лежат вещи Аэрона.

Герои также замечают под потолком пещеры нижнюю часть тела какого-то некогда крепко сложенного гуманоида. Верхняя часть его тела вмурована в камень свода пещеры.

Герои покидают пещеру, встречаются с вернувшимся обозом и исследуют убежище в верхней части черепа титана.

Тайное укрытие тщательно разграблено, но здесь всё же есть солидный запас сухарей и питьевой воды в бочках.

Стражники и герои решают остановиться здесь на обеденный отдых, после чего продолжают путешествие.

Вечером отряд, как обычно, встаёт лагерем на ночлег, не зная, будет ли эта ночь спокойной или их жизни вновь грозит опасность…

View
Ремораз против Соулозавра
17-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Первые дни месяца Белой луны. 307 год Третьей эпохи. Холмы и степи к западу от Вильгельмовых холмов.

Немного придя в себя после визита призраков, Кунмин вновь соглашается вести отряд. Теперь, когда небо ясное, и погода благоволит путникам, он понимает, что вполне способен ориентироваться в заснеженных холмах не хуже родных степей.

Кунмину удаётся понять, куда их завёл Соулафейн, и вывести обоз на более прямой путь. Процессия постепенно навёрстывает потерянное время.

В какой-то момент задняя ось нагруженной телеги жалобно скрипит и трескается. Марко – младший сын строителя – с разрешения героев пробует устранить поломку. Спустя два часа, ему это удаётся. Героям следует соблюдать осторожность – дополнительный груз может привести к ещё более серьёзной поломке.

В первой половине дня Кунмин замечает недалеко от выбранного им пути примечательный холм с могильными плитами, каменными крестами и памятниками. Предупреждая отряд о возможной опасности, он старается провести обоз как можно дальше от этого места, но понимает, что для этого телегу нужно будет везти по опасной местности, где высок риск сломать колесо, ось или ноги волов.

Кунмин, Соулафейн и Арек решают приблизиться к холму и убедиться в его безопасности, инструктируя остальных, чтобы они двигались по ранее выбранному пути.

Вскоре в сторону героев с холма выдвигается процессия из восьми странных псов серого цвета. Когда они приближаются, Кунмин замечает, что один из псов прошёл прямо сквозь заснеженный пень старого дерева.

К удивлению героев, псы говорят человеческим голосом и строго спрашивают с чужаков кто они такие и зачем приблизились к могильному холму. Кунмин источает всю вежливость, на которую только способен. Он убеждает сторожевых духов, что герои и в мыслях не держат никакого вреда старым могилам, а наоборот хотят пройти подобру-поздорову по своим делам.

Духи чувствуют добрые намерения большинства героев и позволяют им пройти дальше, но предупреждают, что совсем недавно здесь пролетало «зло». И это зло оставило за собой след из нежити – поднимало старые кости и тела, покоящиеся без должного погребения среди этих холмов и деревьев.

Во второй половине дня обоз встречается с нежитью – восемь вурдалаков выползают из-под земли прямо рядом с героями. К счастью, наши герои значительно сильнее этой нечисти. Арек достаёт свой амулет Кразлиса и отпугивает нескольких вурдалаков священной магией. С остальными быстро разбираются, но один из вурдалаков успевает своими длинными когтями разодрать горло Боно. Сын рыбака падает в окровавленный снег. Шляпа, с которой он никогда не расстаётся, падает рядом. Арек успевает исцелить молодого стражника до того, как жизненная сила покинет тело. Боно в шоке, но безмерно благодарен эльфу.

Поздним вечером, когда отряд уже встал лагерем, Арек и Соулафейн стоят в дозоре. Эльфийский глаз Арека подмечает, что что-то движется к ним под снегом! В то же мгновение на его поясе начинает звенеть волшебный цеп. Шэн и Кунмин просыпаются против своей воли, понимая, что их разбудила магия волшебного оружия.

Из-под слоя снега рядом с героями, разбрасывая куски замёрзшей земли, в облаке пара вырывается гигантское синее чудище – ремораз – раскалённый червь-многоножка! Соулафейн принимает удар на себя.

Шэн быстро прибегает на место событий и спрашивает у Арека, какая обстановка и какие планы. Арек советует: «Бежим!», но сам остаётся на месте. Шэн, у которого не было времени как следует оценить обстановку, прислушивается к жрецу и отбегает на приличное расстояние, прежде, чем понял, что тот пошутил.

Чудище едва не откусывает половину эльфа-варвара. Зажав Соулафейна в пасти, оно собирается проглотить первую порцию ужина, но у Арека другие планы на этот вечер. Он превращает Соулафейна в гигантского ящера, которого отряд однажды видел у незамерзающего озера.

Ремораз, челюсти которого едва не треснули от неожиданности и огромного веса Соулафейна-ящера, бросается на нового противника с удвоенной яростью. Шэн тоже бросается в бой. Он наносит серию безупречно точных ударов, но, к собственному удивлению оказывается сильно обожжен нестерпимым жаром, исходящим от чудовища. В следующий миг ремораз кусает Шэна огромной пастью.

Кунмин, понимая, что с таким огромным противником нужно сражаться не стрелами, берёт из повозки ближайший мешочек соли и бросается на помощь Шэну. Подпрыгнув и ухватившись за зубы ремораза, Кунмин касается Шэна и направляет в него целительную силу природы. Убедившись, что Шэн жив, Кунмин забрасывает в глотку ремораза пакет с солью.

Обгорев, но спасши друга, Кунмин отходит подальше и надеется увидеть муки чудовища, съевшего пуд соли. Шэн обратным кувырком через голову выбирается из пасти ремораза, падает в приятно холодный снег и тоже отходит подальше.

В это время Соулафейн наслаждается своей новой огромной физической формой. Он кусает и царапает ремораза.

Соль, к сожалению, не доставила чудищу тех неудобств, на которые рассчитывал Кунмин. Раскалённая соль трещит и дымится в пасти ремораза, но не попадает в глотку.

Напряженный бой заканчивается победой. Клубы пара сменяются шипением раскалённой крови остывающего чудища. Когда туша остывает ещё немного, Соулафейн наспех вскрывает её и извлекает четыре жаровые железы.

Отряд решает не задерживаться, а потому не сдирает крепкую чешую с поверженного чудовища.

Старушка Миртл очень рада горшочку с жаровыми железами – она греется об него в пути.

View
Разлучённые вьюгой
16-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Последний день месяца мороза. 307 год Третьей эпохи. К северо-востоку от Златницы.

Соулафейн, как обычно дежуривший ночью, замечает гигантскую летучую мышь, летевшую в стороне от лагеря, но заметившую огни и сделавшую круг над их стоянкой, после чего улетевшую в слегка ином направлении.

Проснувшись утром, Соулафейн, Арек и Кунмин видят, как Шэн занят тренировкой копейщиков. Разминка и упражнения на развитие внимания в бою заинтересовали не всех стражников, но их сержант Редар с большой охотой повторяет движения Шэна, а потому даже те, кому эта идея не очень понравилась, послушно участвуют в тренировке.

Кунмин, обеспокоенный вчерашним визитом призрака, настаивает на том, чтобы его друзья надели сплетённые из лука амулеты и вывернули одежду наизнанку. Сам он так и сделал. Соулафейн без вопросов надевает луковое ожерелье. Арек, едва сдерживая смех, принимает ожерелье, но кладёт его себе в карман – лишь бы отделаться от странноватого кочевника-каллиграфа.

Погода совершенно не благоволит путникам: густой снегопад застилает обзор, а сильный ветер норовит задуть холодный воздух под меховые плащи. Кунмин уступает роль проводника Соулафейну, чьи эльфийские глаза видят чуть лучше.

Соулафейн честно пытается хотя бы примерно понять, куда им следует двигаться и в итоге решает: туда! Обоз с трудом движется по глубокому снегу, протискиваясь между крутыми холмами, взбираясь на опасные склоны. Несколько раз телегу приходится толкать и втягивать на очередной холм. Во время одной такой операции по затаскиванию обоза на очередную возвышенность, из снежной пелены к обозу приближается банда гоблинов, но, увидев насаженные на колья головы гидры и гигантов, в страхе бежит обратно.

Некоторое время спустя, Соулафейн замечает в стороне от их пути какие-то статуи и идёт посмотреть. Оказывается, что это памятник эльфийской работы, изображающий отца и дочь: высокий мужчина лет сорока с обветренным морщинистым лицом – немного вытянутым и овальным с глубоко посаженными глазами, чуть полноватой нижней губой и тонкой, едва видной верхней. Невысокой стройной девушке рядом с ним на вид лет шестнадцать, она одета в зимний плащ с капюшоном. Длинные волосы заплетены в косу, что подчёркивает овал её лица. Она держит в руке охотничий лук из оленьих рогов. На небольшой табличке под статуями что-то написано. Соулафейн, не умеющий читать даже на родном языке, подзывает друзей. Те видят небольшой фрагмент текста, повествующий о трогательной истории отца и дочери – Ралдира и Кассандры, – потерявших друг друга из виду после страшной вьюги в 107-м году Третьей эпохи (двести лет назад) и пытавшихся найти друг друга до самого конца – пока не замёрзли насмерть. Эльфы, чуткие к таким историям, установили им этот красивый памятник, желая увековечить такую преданность и самоотверженность.

Путешествие продолжается. Перед тем, как остановиться на обеденный отдых, герои замечают в снегу старого выбившегося из сил и умирающего орка. Странно: при нём нет практически никаких мало-мальски полезных вещей. Вдобавок, никто не говорит на орочьем языке. Старый орк жестами просит воды. Соулафейн даёт орку напиться и относит его в телегу. Тот сначала из последних сил сопротивляется, думая, что его решили убить, но понимая, что его спасают, успокаивается и засыпает в телеге под присмотром Шэна. Арек хочет подождать до следующего утра, когда он сможет отдохнуть и вспомнить слова молитвы, что дарует ему возможность временно понимать язык орка. Соулафейн замечает на шее орка знакомую татуировку – Насаженный на копьё кабан на фоне высокой чёрной башни.

Соулафейн, понимающий, что, скорее всего, они сбились с пути, пытается найти в снежной пелене хоть какие-то ориентиры, но вместо этого проводит обоз мимо логова снежных йети, а заодно и двух снежных минотавров (видимо, чудовища готовились напасть на йети, но изменили свои планы, увидев более вкусную добычу).

Редар, Альберт и копейщики уверенно отвлекают на себя одного из минотавров, не позволяя им зажать обоз с двух сторон. В это время Кунмин, Арек, Шэн и Соулафейн сражаются с йети. К счастью, леденящий взгляд снежных существ не парализовал никого из героев. Довольно умело и без существенных ранений наши искатели приключений разделываются с чудовищами. Рядом торжественно восклицают стражники, победившие «своего» минотавра.

В этот момент перед героями с неба спускается слегка запыхавшаяся гигантская летучая мышь и превращается в Риллона – проклятого принца, которого герои ненароком освободили из многовекового заточения.

Объявивший себя законным правителем Эладора, принц Риллон в сверкающей волшебной короне, похожей на загнутые внутрь когти, в чёрной мантии, с длинным мечом и пылающими фиолетовым огнём глазами, приветствует героев.

Он бегло благодарит их за своё вызволение, но напоминает, что они-то поддержали не его, а его младшего брата, а потому их должна постигнуть смертная казнь, как изменников и предателей. Риллон, хоть и уставший и всё ещё не набравший полную силу после пробуждения в гробнице, решает, что сейчас подходящий момент, чтобы разделаться со смутьянами. Он произносит заклинание на зловещем языке, и всё вокруг начинает содрогаться и разлетаться в стороны. К счастью, герои смогли пережить этот натиск чёрного колдовства, хотя Шэну и досталось больше всех.

Риллон произносит ещё несколько пафосно-угрожающих фраз, но его прерывают несколько выпущенных в грудь стрел. Это дело рук Кунмина, который между делом замечает, что «он тут ни при чём, он-то как раз за законного короля». В это время Соулафейн, ещё не остывший после битвы с минотавром и йети, изо всех сил бежит к колдуну и хочет на бегу смачно плюнуть в него, но захлёбывается собственным энтузиазмом.

В пылу сражения Соулафейну удаётся вонзить волшебные клинки в тело Риллона и оставить на щеке проклятого принца заметный разрез. Эльф успел заметить, что края раны сочатся тёмно-фиолетовой кровью, а спустя всего несколько мгновений рана начинает постепенно затягиваться.

Арек же лечит Шэна и тоже вступает в бой. Ему удаётся развеять волшебную защиту принца. Риллону быстро дают понять, что он недооценил героев. Получив ощутимые повреждения, он превращается в призрачный туман, а вскоре вновь оборачивается летучей мышью и поспешно улетает. Кунмин метко выпускает ещё несколько стрел. Когда последняя из них попадает в крылатое существо, оно испускает громкий гневный писк и исчезает, взорвавшись облаком фиолетового дыма…

После ещё одного утомительного отрезка пути по сильно пересечённой местности, отряд готовится встать лагерем для отдыха, но вдруг становится мишенью для двух голодных грифонов. Крик грифонов пробудил ещё двух йети, дремавших в своём логове совсем рядом с обозом. За плотной и густой пеленой снега и ветра даже самый меткий глаз не увидит этих существ, отлично умеющих сливаться со снежным окружением.

Грифонов удаётся быстро отогнать. Соулафейн и Кунмин сильно ранили одного из них. Летающим хищникам не удалось утащить волов, а двуногая добыча оказалась слишком опасной. Волы, испуганные новой угрозой, едва не потащили повозку прочь, но совместных усилий стражников и Альберта оказалось достаточно, чтобы этого не допустить.

Тем временем Шэн, Арек, Редар и подбежавший Соулафейн расправляются с парой незваных йети и добавляют их головы к трофеям.

Обоз наконец-то встаёт на привал. Днём из-за такого обилия событий, сильного ветра и метели никто не успел толком поговорить и обсудить все странности. Изрядно уставшие копейщики быстро ложатся спать (кроме часовых, разумеется).

Чтобы облегчить участь стражников, Соулафейн и Арек, которым, как и всем эльфам, меньше других нужен сон, тоже несут вахту этой ночью. Ветер стихает, небо проясняется, но мороз становится ещё сильнее. Примерно в полночь Арек замечает, что к лагерю движется фигура в плаще и капюшоне. Она держит в руках двух освежеванных зайцев и охотничий лук из оленьих рогов.

Арек знакомится с незваной гостьей. Её зовут Кэсси, и она ищет своего отца, который слишком легко одет и наверняка скоро замёрзнет насмерть в такой мороз. Она рассказывает, что они потеряли друг друга пару дней назад, когда налетела страшная вьюга. Кэсси очень переживает, ведь если её отец не поест, то наверняка погибнет.

Арек приглашает её обогреться у костра, а сам будит остальных друзей. Кунмин заявляет, что это призрак, поспешно удаляется в свою палатку, посыпав перед входом соли и покидав в неё железных гвоздей. Шэн, которого разбудили посреди ночи, сонно прислоняется спиной к повозке и наблюдает за происходящим.

Арек беседует с Кэсси. Та рассказывает о том, как они с отцом шли к тёте в Зелёные холмы. Арек предлагает ей сварить кроликов. Кэсси соглашается, выливает в котёл ведро воды и бросает туда кроликов, размеренно помешивая воду деревянной ложкой. Арек тем временем осторожно пытается выяснить, не связывает ли её с отцом какой-нибудь важный предмет, где она сама укрывалась от бури и прочие вещи. В ходе беседы он сообщает ей, что они видели Ралдира и напоили его горячим супом. Эта новость обрадовала Кэсси. Она собирается засветло немедленно продолжить поиски отца и выясняет, где они в последний раз его видели. Она также рассказывает про гигантский череп, в котором оборудовано простецкое укрытие – от него два дня пути до Зелёных холмов. Герои могут там укрыться от непогоды, если захотят.

Райли – один из стражников – мускулистый, высокий и красивый молодой человек с голубыми глазами и ровными зубами, вернувшись в это время со своей вахты, пытается произвести впечатление на симпатичную девушку, но та, почти не замечая его, продолжает методично помешивать своё варево. Вода всё никак не закипает. В ходе разговора девушка начала то и дело повторяться, словно забывая то, что сказала несколько минут назад. Незаметно для эльфов (которых нельзя усыпить чарами), все вокруг засыпают волшебным сном.

Соулафейн вспоминает, что однажды старый Каирн – один из мудрейших членов клана – убедил призрака охотника, которого растерзал зверь, покинуть этот мир, объяснив бедолаге, что тот мёртв.

Эльфы, посоветовавшись, решают убедить Кэсси, что она – призрак. К их удивлению, им довольно быстро удаётся это сделать. С их помощью Кэсси замечает, что она не оставляет следов. Когда Кэсси смиряется с мыслью о том, что она мертва, появляется призрак Ралдира с чашкой дымящегося супа. Он спокоен и улыбается. Он объясняет дочери, что теперь они нашли друг друга, а значит им больше не нужно скитаться в этом мире, пора уйти на покой. Кэсси любяще обнимает отца, оба призрака медленно развеиваются на слабом ветру.

Соулафейн слышит странный шёпот – незнакомый женский голос благодарит его за то, что ему и его друзьям удалось вернуть Кэсси и Ралдира в её царство, где им и место. Загадочный голос предлагает эльфу испить воду из котла. Соулафейн смотрит в котёл: там, словно призрачный водоворот кружится серебристо-прозрачная вода. Он выпивает всё до дна и чувствует, что магия смерти более не властна над ним, когда светят звёзды.

Выпив содержимое котла, Соулафейн снова видит лагерь, Арека и повозку, которые пропали из виду на какое-то мгновение.

Прежде чем пойти спать, Арек разыгрывает Кунмина: он изображает призрака, водя руками через ткань палатки. Слышно, как в палатке что-то упало…

Утром Арек, на свежую голову вспомнивший чудодейственную молитву, идёт в палатку к орку, чтобы поговорить с ним. Эльф зашёл вовремя, потому что старый орк, видимо, не выдержавший ночного появления призраков, как раз делает последние вздохи. Перед тем, как испустить дух, он успевает сказать: «Гнургварк сказал, что орк может бежать, когда остаться – означает отдать свою шкуру колдуну и стать его подопытным тараканом. Мы бежали от Чёрной башни. Лучше умереть в бою, проливая кровь розовокожих, чем в клетке колдуна. Другие ушли в горы, в пещеры. Мы же отбили у мягкотелых лодки и уплыли на север, здесь много земли. Но эти земли заняты холмовыми верзилами. Они бегут из Недорослых гор. Шнугрок спросил от чего они бегут, но его за это раздавили».

Арека посещает озарение – он вспоминает, что слышал о Чёрной башне и понимает, о чём говорил орк. Значит рассказы о могущественном тёмном волшебнике – правда.

Соулафейн бросает на Арека подозрительный взгляд: этот эльф слишком много знает о Чёрной башне…

View
Незнакомцы
15-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Последние дни месяца мороза. 307 год Третьей эпохи. К северо-востоку от Златницы.

Обоз с нашими героями принимает решение заночевать в странной пещере, поскольку Соулафейн хочет снять с гидры шкуру. Весь остаток дня эльф-варвар проводит за этим занятием. Внимательный глаз Арека замечает в одной из ледяных глыб вмёрзшие рыжие волоски.

Шэн проводит большую часть времени в медитациях и разговорах с Миртл. Арек вновь сотворяет еду и воду из воздуха. Все устраиваются на ночлег. Во время своей вахты Соулафейн поддерживает разговор с Трином – одним из молодых стражников.

Трин строен, говорит мягким не мужественным голосом, который можно иногда спутать с женским. У него коротко остриженные чёрные волосы и зелёные глаза, правильные черты на овальном лице. Покручивая в руках боевые ножи, Трин интересуется у Соулафейна причиной, по которой он и его друзья выбрали отряд копейщиков, а не других попутчиков, которых предлагал Клаус. Соулафейн объясняет, что им нужны прикрытые тылы и разнообразная помощь в походе, для которой как раз и пригодится отряд копейщиков. Трин кивает и запоминает этот ответ. Стражник также рассказывает, что эта работа позволит ему заработать на собственный дом и ферму, о чём он давно мечтал.

Трин также рассказывает Соулафейну об Огненной башне и двух героях Светлого, совершивших несколько подвигов, а затем исчезнувших вскоре посещения той башни.

Подслушивавший этот разговор Кунмин, замечает, что в куске скалы, возле которого он улёгся, когда-то была жила ценного металла (предположительно золота), которую кто-то филигранно добыл, нанеся всего лишь два удара киркой по породе. Это его заинтересовывает. Он решает поутру тщательно осмотреть пещеру на наличие других вкраплений белого кварца, в которых могут быть ещё золотые жилы.

Ночь проходит без происшествий. Утром Кунмин встаёт пораньше и тщательнейшим образом обследует пещеру. Волею случая, он действительно находит высоко на уступе ещё одну жилку золота в белом кварце среди замёрзшей земли и каменной породы. Когда опытный степной торговец-каллиграф принимается маскировать это место, чтобы вернуться сюда и добыть золото, он слышит слегка насмешливый шёпот у себя в голове. Незнакомый голос сообщает, что это его пещера, и герои сюда больше не вернутся. В этот момент карман Кунмина вдруг оттягивает какая-то тяжесть, а золотая жила волшебным образом исчезает. Решив, что он имеет дело с духом пещеры, Кунмин оставляет ему на этом уступе небольшое подношение. Дух, кажется, доволен.

Арек, когда Кунмин рассказывает ему о случившемся, догадывается, что, по-видимому, они угодили в «Мираж Джайлза» – редкое волшебное явление, насылаемое Джайлзом – озорным богом-покровителем ремесленников и путешественников. Это объясняет странные волшебные предметы, загадки и особенно подковы (один из символов этого божества).

Соулафейн для пущего устрашения отрубает головы гидры и пристраивает их на кольях к обозу. Арек волшебством предотвращает разложение тканей этих голов. Обоз выдвигается в путь.

Едва герои покинули пещеру, перед ними раскинулась холмистая, сильно пересечённая местность. Кунмин продолжает вести отряд. Он внимательно осматривается, понимая, что в этих краях могут водиться хищные звери, великаны и орки. К счастью, насколько хватает обзора, таковых не видать.

В пути Соулафейн, забравшийся на телегу, чтобы осмотреть местность, замечает едва приметный дым от костра в стороне от их пути. Арек, Соулафейн и Кунмин решают пойти на разведку. Бесшумно прокравшись, они видят группу вооруженных людей у костра. Рядом стоит небольшая палатка. Поблизости виден большой и тёмный вход в пещеру.

Героям удаётся подслушать разговор двух мужчин:
- Ты уверен?
- Уверен. Все пятьдесят с лишним харь смотрели только вперёд. Если не свернули, то селянам каюк.
- Ладно, три дня уже прошло, посмотрим, чем там всё закончилось. Всё равно двигать надо. Нельзя на одном месте сидеть.
- Слушай, когда Дейзи проснётся, скажи ей, чтобы без добычи не возвращалась. Если Хлюпса сегодня не накормим, то он может решить, что можно похрустеть и нашими косточками. Ей богу, за пару упитанных коров этот тупица мать родную продаст. Хотя, если бы у меня было такое брюхо, и я столько дней сидел без нормальной жрачки, то я бы тоже продал. Хех.
- Хорошо, я ей передам. Ты, кстати, если поссать отойдёшь, смотри под ноги, она два капкана поставила, где обычно. Попадёшься – сам виноват. Скормим тебя Слюнявому, нахер, и свалим подальше. Я в отличие от тебя его не понимаю и понимать не хочу. Пока он за нас делает тяжёлую работу, я готов его терпеть, но если скотина начнёт жрать мою банду, то всё, больше никаких дел с нелюдьми. Я пошёл прилягу. Присмотри за этими. Небо ясное, снег скрипит, сегодня до вечера никаких вылазок. У меня нехорошее предчувствие.

Кунмин решает заговорить с незнакомцами. Те вскакивают, негромким возгласом поднимают своих спящих товарищей и хватаются за оружие. Кунмин пытается убедить их, что он и Соулафейн (а Арек прячется за деревом) – путники, которые сбились с пути и потеряли свои вещи. Он спрашивает, не найдётся ли у них пары мешков на продажу. Незнакомцы явно не рады появлению незваных гостей, но два мешка на продажу всё-таки находят. В какой-то момент напряженный разговор всё-таки перерастает в схватку.

Соулафейн успевает серьёзно ранить главного, а тот – нанести лёгкие ранения эльфу. Но всё меняется, когда из пещеры, зевая, выходит огромный холмовой великан с необычно густым волосяным покровом на теле и неестественно зелёной кожей. Незнакомцы бросаются наутёк, а великан, недовольный, что его разбудили, с возгласом «Журааать!» бросается на Кунмина.

Соулафейн преграждает путь гиганту. Начинается бой. Незнакомцы изо всех сил удирают и вскоре скрываются из виду. Арек, Соулафейн и Кунмин сражаются с великаном. Тот успевает нанести несколько сокрушительных ударов по эльфу, ударить им, словно тряпичной куклой, о землю и огреть гигантской палицей, изготовленной из целого дерева. С большим трудом, героям удаётся одолеть необычного гиганта. В его пещере они находят карту из куска кожи, неумело спрятанную под тяжёлым булыжником. В палатке незнакомцев, которую в бою раздавил великан, обнаруживается немного монет и повседневные предметы, обычные для путешествующих налегке людей.

Благодаря тщательному выбору дороги, обозу удаётся покрыть за этот день около 25 миль. Вечером, когда отряд встаёт лагерем на ночёвку, поднимается сильная метель. Мороз усиливается. Когда копейщики и герои согреваются миской супа, Альберт, стоявший на вахте, приводит к костру замёрзшего усталого путника. Тот представляется Ралдиром, просит разрешения отогреться у костра и чего-нибудь поесть. Герои не отказывают. Ралдир объясняет, что ищет свою молодую дочь Кэсси, с которой они разминулись вчера во время страшной метели. Она – опытная охотница и должна суметь укрыться от вьюги. Утром он обещает отправиться на её поиски.

Кунмин, незадолго до этого почувствовавший присутствие нежити в округе, недоверчиво посматривает на Ралдира и выходит с ним за пределы лагеря, якобы, чтобы принести вещи уставшего путника. Поток сильного ветра и снега заставляет Кунмина прикрыть глаза ладонью. Когда он снова открывает глаза, Ралдира рядом уже нет. Кунмин замечает, что незнакомец не оставил никаких следов…

View
Загадки в темноте
14-я игровая сессия с Павлом, Дарьей, Романом и Александром

Последние дни месяца мороза. 307 год Третьей эпохи. В дне пути на северо-восток от Златницы.

Убив напавших на них великанов, герои помогают поднять тяжёлое дерево, брошенное одним из чудовищ на палатку, и вызволить раненных. К счастью, Уоллис и Боно выжили. У Уоллиса была сломана нога, но целительное волшебство Кунмина сделало своё дело – к утру боец будет в полном порядке. Миртл позаботилась о Боно, которого сильно придавило деревом.

Арек и Соулафейн осматривают тела великанов: по их мнению, эта пара – особь мужского и женского пола – спасалась бегством от какой-то опасности, но затем заметила лагерь и напала. В мешках, что они несли с собой, обнаруживаются запасы мяса, огромные когти какого-то хищника, грязные шкуры и слегка пожёванная небольшая статуэтка какого-то языческого божества из чистого золота.

Кунмин отчитывает Редара за то, что его люди не заметили опасности. Старший стражник не согласен с обвинениями – его люди не эльфы и не видят в темноте, а дерево было брошено с такого расстояния, не досягаемого для света факелов. Более того, на север должен был смотреть кто-то из эльфов, в то время как часовые Редара смотрели за южным, западным и восточным направлениями. Тем не менее, на оставшееся до рассвета время Редар удваивает дозор – все стражники, кроме раненных, несут вахту.

Соулафейн тратит некоторое время на то, чтобы отрубить головы великанов и тащит их к лагерю. Кунмин хоронит Ди Лу в снегу. Соулафейн оставляет головы великанов у могилы полуволка.

Утром лагерь, как обычно, сворачивается: заточенные колья вынимаются из промёрзшей земли, котелок снимается с кострища и укладывается в повозку. Герои продолжают свой путь. Чем дальше они уходят на северо-восток, тем сильнее меняется рельеф: ровные заснеженные поля всё чаще уступают место оврагам, пологим подъёмам и крутым спускам. Погода стоит приемлемая: переменная облачность и небольшой снег, но мороз усиливается. Кажется, в следующие дни может подняться ветер.

Сегодня путь выбирает Кунмин. Он видит, что пересечённую местность разрезает длинный и глубокий овраг, по которому они могли бы пройти почти половину дневного пути, укрытые от ветра и лишних глаз. Ширина оврага позволяет повозке двигаться и делать некрутые повороты. Отряд идёт по дну оврага. После короткого отдыха и обеда обоз двигается дальше, но Кунмин останавливается, чтобы как следует обдумать дальнейший путь.

Впереди края оврага смыкаются, образуя тёмный тоннель. Теперь отсюда только два пути – вперёд или назад. Чувствуя, что из тоннеля доносится слабый запах сладковатой гнили, Кунмин предупреждает остальных об опасности. Соулафейн на зависть копейщиков забирается по почти отвесному замёрзшему склону оврага повыше, чтобы убедиться, что впереди действительно тёмный тоннель, а потому разглядеть какую-либо угрозу отсюда невозможно.

Копейщикам приказывают остаться с обозом. Шэн вызывается остаться с ними, чтобы Альберту не пришлось идти вместе с остальными в тёмный тоннель (он ведь должен присматривать за героями).

Соулафейн, Арек и Кунмин, стараясь двигаться бесшумно, идут на разведку в тёмный тоннель. Запах падали усиливается. Небольшой встречный ветерок подсказывает им, что тоннель всё же сквозной, а не оканчивается пещерой. Вскоре они замечают, что двигаются действительно бесшумно – это Арек окутал их волшебной аурой теней и беззвучия. Их следы исчезают сразу же за ними. Арек чувствует слабое присутствие божественной магии в этом месте.

Соулафейн, который, в отличие от Кунмина, видит в темноте, идёт первым. Положив руку ему на плечо, идёт Кунмин. Арек замыкает процессию. Тоннель раздваивается. Судя по всему, они в пещере, центральная часть которой занята огромным массивом горной породы – нужно идти в обход. Соулафейн решает пойти в том направлении, откуда дует слабый ветер. Во тьме он замечает небольшую кучу тщательно обглоданных останков – кости и грязные тряпки. Краем глаза он также замечает серый силуэт во тьме. Какое-то огромное существо почувствовало что-то необычное в своём логове и пытается их разглядеть. Магия Арека позволяет им оставаться незамеченными ещё какое-то время, но затем чудовище всё-таки улавливает запах чужаков.

Из темноты на Соулафейна бросается голодная пятиглавая гидра! Кунмин, увидев опасность, окутывает ближайшее пространство клубами непроницаемого для глаз тумана. Теперь и гидра кусает Соулафейна наугад. Несколькими могучими ударами варвар отрубает одну из голов гидры, но несколько мгновений спустя на её месте вырастают две! Могучий эльф, видя, что теперь его хотят съесть аж шесть голов, отчаянно защищается и собирается постепенно отступать. Кунмин сначала поддерживает эту идею, потому что почти ничего не видит, но всё же лечит стоящего перед ним товарища. Арек направляет всю целительную силу, на которую только способен, чтобы поддержать Соулафейна, который постепенно получает всё больше ранений.

Все трое отступают. Теперь перед ними дымовая завеса, из которой в сторону Соулафейна одна за другой, мешая друг другу, бросаются зубастые головы на длинной змееподобной шее. В это время с факелом и взведённым тяжелым арбалетом появляется Альберт. Он почувствовал неладное и решил, что его помощь может пригодиться. Увидев шесть голов гидры, он издаёт удивлённое «Ох, ёлки-палки!», но не отступает, а вскидывает арбалет и берёт чудище на прицел.

Факел Альберта оказывается очень кстати – Кунмин достаёт бинты из своего набора целителя и с их помощью превращает свои стрелы в огненные. С огненными стрелами соотношение сил меняется. Гидра, отвлечённая горящими в её теле и шее стрелами, не в состоянии регенерировать полученные раны. Соулафейн перестаёт защищаться и усиливает натиск. Арек призывает призрачный меч и священное пламя, и тоже старается убить чудовище. Альберт, сделав несколько выстрелов из тяжёлого арбалета, выхватывает оба своих меча и бросается в бой – на помощь Соулафейну. К несчастью, его замах был слишком сильным, а чешуя гидры слишком прочной – меч выскальзывает из его руки и улетает в темноту. Раздосадованный, он наносит удар коротким мечом, но чуть не поскальзывается на луже крови и едва сохраняет равновесие, чертыхаясь и надеясь, что никто не обратил на это внимание в разгар сражения.

Гидра, получив множество ранений, пытается спастись бегством, но Соулафейн бросается за ней, забегает ей на спину и изо всех сил вонзает оба тесака ей в хребет. С шипением и жалобным свистящим писком все шесть голов гидры вздрагивают и опускаются на холодный каменный пол. Гидра мертва.

Разобравшись с гидрой, герои осматривают оставшуюся часть пещеры. К их удивлению, в центральной массе горной породы видна идеально гладкая каменная дверь. На двери в камне вырезана надпись: «За дверью сокровища манят героев, здесь ум, а не сила вам двери откроют». Арек присматривается повнимательнее и видит высеченную на этой же двери загадку.

Соулафейн и Кунмин, закончив изучение останков живых существ, присоединяются к Ареку. Они разгадывают загадку и оказываются в узком тоннеле спиральной формы, ведущему к центру пещеры. Их путь преграждает ещё две таких же двери с загадками. Последняя загадка ставит их в тупик. Подошедший Альберт предполагает, что все загадки могут быть связанны друг с другом. Соулафейн практически уверен, что знает правильный ответ, но когда озвучивает его, третья дверь испускает звук, похожий на задумчивое «Хмм», но не открывается. Герои начинают перебирать все похожие по смыслу слова. Кунмину удаётся найти то самое, которое открывает волшебную дверь. За ней оказывается длинный и узкий сундук, из-под крышки которого исходит золотистый свет. Арек ощущает явное присутствие божественной силы.

В сундуке герои находят три волшебных предмета – Посох исцеления, волшебные подковы и Кольцо свободы. Пока они радуются находке и решают, кому что достанется, волшебная дверь пытается быстро и бесшумно закрыться за их спинами, оставляя их в плену. Кунмин вовремя это замечает, и все трое спешно покидают центральную часть пещеры (Альберт к этому времени уже вернулся к Шэну и остальным). Когда первая дверь закрывается за их спинами, вся центральная часть пещеры бесследно растворяется в воздухе, будто её здесь никогда и не было. Чудеса…

Миртл подсказывает, что кровь гидры обладает целебными свойствами. Соулафейн, услышав это, решает выпить немного крови. Скорчившись, от отвратительного кисло-железного вкуса, он проглатывает немного крови гидры, но остаётся жив. Тем не менее, несколько фиалов наполнены кровью убитого чудовища и уложены в телегу.

Обоз готовится двигаться дальше…

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.